— 2011. — т.319.— Вып.6. —С.130-133 40.Блумер Г. Мода: от классовой дифференциации к коллективному отбору // Социальные и гуманитарные науки. — Отечественная и зарубежная литература.


УДК 130.2 Мартиросян К.М.
Martirosyan K.M.
Доцент, заведующий кафедрой СКД КГУКИ
Associate Professor,
head of Chair of ACS KGUKI
Концепция символического капитала в современной социологии
Аннотация: Статья посвящена анализу становления концепции символического капитала. В ней исследуется проблема осознания оценки символической стоимости различных сфер человеческой деятельности в связи с разнообразием форм символического капитала, включая стоимость репутации, территории, бренда.Ключевые слова: символические формы социального взаимодействия и обмена, меновая стоимость, символическая стоимость, социальный статус, ритуал, нематериальные активы, бренд.
Martirosyan K.M.
The concept of the symbolical capital in modern sociology
The summary: Clause is devoted to the analysis of becoming of the concept of the symbolical capital. In it the problem of comprehension of an estimation of symbolical cost of various spheres of human activity in connection with a variety of forms of the symbolical capital, including cost of reputation, territory, a brand is investigated.
Keywords: symbolical forms of social interaction and an exchange, an exchange value, symbolical cost, the social status, ritual, non-material actives, a brand.
Символические формы взаимодействия в социальных сообществах являлись важнейшим элементом социально-культурных систем. Это находило отражение в использовании символической репрезентации социальной иерархии и социальных статусов, что выражалось в использовании символической одежды, символических ритуальных предметов и символических действиях, связанных с религиозными и повседневными и праздничными социальными практиками и ритуалами. Задолго до появления денег как специфической универсальной символической формы меновой стоимости. Использование символических изображений, украшений, одежды, ритуально-символические действия не только наполняли социально-культурную деятельность человека социальным смыслом, но и обеспечивали социальную стратификацию в рамках процессов социально-культурной дивергенции и конвергенции, социально-культурную идентификацию.
Уже в эпоху Античности древние мыслители осознавали символическую природу денег как универсального средства отображения меновой стоимости товаров и услуг. По мнению Аристотеля, деньги являются продуктом соглашения, подкрепленного силой закона.[1]
Исследуя средства обмена внутри социальной системы и между образующими ее подсистемами, Т.Парсонс обратил внимание на центральную роль в этих процессах символических средств обмена, эквивалентных, но не сводимых к деньгам, к которым он отнес политические власть и влияние и ценностные предпочтения и идентификаторы, сформулировав, тем самым, теорию символических средств обмена.[2,р.98-99] Это позволило придать всей структурно-функциональной теории известную динамику.[3,р.115] Как полагал Дж. Александер, вывод Т.Парсонса о символических средствах обмена позволял предположить и наличие производства и производителей этих символических средств.[3,р.115] Подход к решению этой фундаментальной проблемы во многом отвечал на оставшийся без ответа в конце 1960-х годов вопрос, сформулированный П.Коэном, которого интересовали методы анализа измерения вклада подсистем в систему в целом, для выявления роли и значения каждой из изучаемых подсистем.[4] Интересно, что в начале 1970-х гг. Т.У.Шультц в статье, посвященной инвестициям в человеческий капитал, высказал предположение, что любая продуктивная человеческая деятельность способна создавать продукт, который может быть превращен в капитал и приобрести меновую стоимость.[5,р.178]
Одновременно с ним другой американский социолог К.Поланьи, заключил, что «ни один объект не является по существу деньгами, а любой объект при соответствующих обстоятельствах может функционировать как деньги. Воистину, деньги — это система символов, аналогичных языку, письменности или весам и мерам».[6,р.175] Очевидно влияние на П.Бурдье, по всей видимости, оказали и работы Р.Барта и Ж.Бодрийяра, посвященные символическому в современном мире. [7;8]
По крайней мере, во второй половине ХХ века идея символического капитала уже витала в воздухе. С. Московичи писал, что «деньги — это произвольный знак, который изобретается и замещает другие знаки в самых разнообразных формах», причем в соответствии с действием закона унификации осуществляется «переход осязаемых денег в деньги символические, а затем в деньги семиотические, каковыми и являются наши деньги», которые «обеспечивают, особенно в современном мире, преобладание системы представлений, т. е. условностей и символов, над совокупностью предметов и действительных отношений».[9, с.376,403-406]
В известной степени концепт потребительского капитала, предложенный Г.Беккером и Д.Стиглером во второй половине 70-х гг. прошлого века предварял концепт символического капитала, потому что Беккер и Стиглер, рассматривая различные стили жизни, пытались показать, что в основе различных форм человеческой активности лежат различные формы капитала.[10,р.76-90] Наряду с этим нельзя не выделить попыток П.Бурдье рассмотреть различные формы социального капитала, в которые он включал и такие виды символического по существу капитала как капитал политической и экономической власти, капитал академической власти, капитал интеллектуального реноме и т.п. [11]
В начале 1980-х. П.Бурдье в симптоматично названной главе «Символический капитал» своей работы «Практический смысл» впервые выделяет особую форму капитала — символическую, под которой он предлагает понимать престиж и образ человека или организации, соответствующий конвенциональным формам признания честности и легитимности.[12,с.234] При этом он предлагает рассматривать символический капитал, подобно товару-услуге как обещание, своего рода оферту. [12, с.234] Причем символический капитал нуждается в особом дорогостоящем механизме демонстрации, который позволяет привлечь к символическому капиталу иные виды капитала. И действительно, клиентская база рейтинговых агентств, клиентура частно практикующих врачей и юристов, консультантов в различных областях деятельности, репутация университета, предоставляющего образовательные услуги, репутация туристической фирмы, продающей туры — все эти агенты рынков символического капитала предоставляют обещание предоставления производимых ими продуктов (консультации, лечения, образовательного процесса и т.п.) определенного уровня качества, которые формируют их потребительскую базу на основании сложившейся вокруг их деятельности репутации. Одним из таких факторов на рынках символического капитала является срок деятельности, который символизирует испытание временем. Поэтому многие российские образовательные учреждения, банки пытаются сформировать корпоративные истории, безосновательно уходящие своими основаниями в далекое прошлое, причем даже в том случае, если они от него отрекались в советскую эпоху. Как указывал Р.Йенсен, «рынок товаров в современном обществе мечты сменяется рынком историй», где «главным рассказчиком историй становится брэнд».[13,с.15]
Позднее, в статье «Формы капитала» П.Бурдье называет среди различных форм неосязаемых активов или неосязаемого капитала символический капитал. Под символическим капиталом П.Бурдье предложил понимать «капитал в любой его форме, представляемой (т.е. воспринимаемой) символически в связи с неким знанием или, точнее, узнаванием или неузнаванием» что «предполагает влияние хабитуса как социально сконструированной когнитивной способности».[14] П.Бурдье полагал, что в роли символического капитала могут выступать все другие виды капитала.[15,с.141] При этом символический капитал встроен посредством габитуса в социальное пространство, позволяющее формировать символический капитал с помощью символического конструирования, легитимировать его и накапливать в качестве универсального ресурса: «Символический капитал означает доверие, признание власти тех, кто занял соответствующее положение».[15,с.141] Символический капитал в концептуальном подходе П.Бурдье представляет собой «своего рода аванс, задаток, ссуда, которые одна лишь вера всей группы может предоставить давшему ей материально-символические гарантии». [12,с.235] По мнению П. Бурдье, разделяемого практически всеми его последователями в методологическом подходе к анализу символического капитала, символический капитал – это «капитал чести и престижа, который производит институт клиентелы».[12,с.234] При этом П.Бурдье видел в различных формах капитала властный ресурс доминирования в конкурентном социальном пространстве.[16] Важным символическим ресурсом является доверие, которое используется как в символическом, так и в социальном капитале, и которое неразрывно связано с символическими историями.[17-23]
В.В.Радаев, развивая методологию П.Бурдье, в рамках экономико-социологического дискурса предлагал понимать под символическим капиталом «способность человека к производству мнений. В инкорпорированном состоянии он означает наличие легитимной компетенции [legitimate competence] – признаваемого права интерпретировать смысл происходящего; говорить, «что есть на самом деле» (например, какова «истинная ценность» того или иного капитала). Это также способность навязывать определенное понимание другим агентам. Важнейшую роль в его функционировании играет манипулирование разными способами оценок имеющихся и потенциальных ресурсов (символическое насилие). В этом отношении все прочие виды капитала зависят от символического капитала». [24] Как не без основания полагал П.Бурдье, в социальном поле «одновременно условием и результатом функционирования поля» являются «инвестиции в общее дело создания символического капитала, которое будет успешным, только если логика функционирования поля останется неузнанной»,[12,с.132] что и предполагает существование экспертной власти репрезентации и интерпретации, окруженный многочисленными медиативными посредниками, усиливающими и эмоционально окрашивающими оценки экспертных сообществ. В свою очередь, социальные механизмы современных социальных систем обеспечивают воспроизводство символического универсума, в которых конструируется символический капитал.[25] В качестве символического капитала может функционировать любой вид капитала экономический, человеческий, культурный, социальный), когда он воспринимается как имеющий разделяемую другими акторами социальной системы ценность социальными агентами. При этом государственные институты и их агенты, которые наделены средствами навязывания и внушения устойчивых принципов интерпретации и означивания, выступают как центр концентрации символического капитала.[26, р.149-155;27,р.405-441]
Современные исследователи полагают, что «символический капитал стал силой в некоторых случаях даже превышающей значение других форм накопления».[28,с.143] Растет роль нематериальных активов в деятельности фирм, создающих брендированные товары, потому что символическая стоимость становится главным источником прибыли.[29,с.38] Особое значение символическому капиталу приписывают в политических науках, в спорте и на рынках произведений искусства и в культурных индустриях.[30-48] Интерес представляет и использование индивидуального символического капитала, проявляющегося в общественном престиже в определенных социальных полях, о которых писал П.Бурдье. Например, в социальном поле экономики. Например, американский финансист У.Баффет ежегодно продавал на аукционе право пообедать с ним за 1-2 млн. долларов. Если в 2000 г. обед с У.Баффетом обошелся победителю в 25 000 долларов, то в 2010 г. обед с У.Баффеном был реализован на аукционе за 2,6 млн. долларов,[49] а в 2011 г. - обед с Баффетом был продан на Интернет-аукционе eBay за 2,63 млн. долларов, а в 2012 г. – за рекордные 3,5 млн. долларов, причем все средства от этих аукционов перечисляются в фонд помощи малоимущим GlideFoundation с годовым бюджетом 17 млн. долларов. Всего же за 12 лет проводимых аукционов 82-летний миллиардер заработал с помощью продажи прав на обед 11,5 миллиона долларов.[49]
Символический капитал стал неотъемлемым элементом оценки административно-территориальных единиц – от государств до различного рода поселений. Например, город Мышкин с его музеем, имидж субъектов Российской Федерации, наконец, имидж отдельных государств.[50] Глава консалтинговой фирмы GMIС. Энхольт создал индекс бренда наций – Brand Nation Index, включающий такие системные элементы как функциональные (качество и стоимость жизни), инновационные (отражающие уровень развития образования и науки), социально-культурные (отражающие уровень развития культурного капитала территории и ее населения), духовно-исторические (отражающие восприятие историко-культурного и религиозного наследия), глобальные (отражающие уровень ответственности властей в области обеспечения безопасности и защиты среды обитания) и эмоциональные (отражающие эмоции, которые вызывает страна), а компания BrandFinance попыталась оценить бренды государств как часть Валового внутреннего продукта, в результате чего оценка бренда США составила 17,893 трлн. долларов, в то время как оценка бренда России составила 663 мрд. долларов.[51;52]
Библиография
1.Аристотель. Никомахова этика. - М.: Мысль, 1981
2.Parsons T. Social Structure and the Symbolic Media of Interchange // Blau P. (Ed.). Approaches to the Study of Social Structure. - New York: The Free Press, 1975. P.94-100;
3.Alexander J.G. Theoretical Logic in Sociology.-Vol.4.- The Modern Reconstruction of Classical Thought: Talcott Parsons. – Berceley:University of California Press, 1983;
4.Cohen P. Modern Social Theory. - New York: Basic Books, 1968;
5.Schultz T.W. Investment in Human Capital // The Press. New York: The Free Press, 1971;
6.Polanyi K. Primitive, Archaica and Modern Economics.-Boston: Boston University Press, 1971;
7.Барт Р. Мифологии. - М.: Академический Проект, 2008;
8.Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть.- М.:Добросвет, 2000;
9.Московичи С. Деньги как страсть и как представление // Машина, творящая богов.- М.: Центр психологии и психотерапии, КСП+, 1998. С.363-420;
10.Stigler G. J., Becker G.S. Degustibusnonest disputandum // American Economical Review.— 1977.— №67 (2).— P. 76-90;
11.Bourdieu P. Homo academicus.- Stanford: Stanford UniversityPress, 1988.
12.Бурдье П. Практический смысл. - М.-СПб.: Алетейя, 2001;
13. Йенсен Р. Общество мечты. Как грядущий сдвиг от информации к воображению преобразит бизнес. - СПб.: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004;
14. Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. Электронный журнал.— 2002.— № 5.— С.60 // URL:http://www.ecsos.msses.ru.
15. Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // THESIS.— 1993.— Вып. 2.— С.138-150;
16. Шматко Н.А. Блеск и нищета масс-медиа // Бурдье П. О телевидении и журналистике. - М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры», 2002. — С.7-18;
17. Eisenstadt S. N. Power, Trust and Meaning.- Chicago: University of Chicago Press, 1995;
18. Barber B.The Logic and Limits of Trust. - New Brunswick: Rutgers University Press, 1988;
19. Giddens A. Consequenses of Modernity. - Stanford: Stanford University Press, 1990;
20. Luhmann N. Familiarity. Confidence, Trust: Problemsand Perspectives // Trust: Making and Braking of Cooperative Relations. - Oxford: Basil Blackwell, 1988. P.6-16;
21. Патнэм Р. Чтобы демократия сработала.- М.: Издательская фирма «Ad Marginem», 1996;
22. Селигмен А. Проблема доверия. Перевод с англ.- М.: Изд-во Идея-Пресс, 2002;
23. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию: пер. с англ.- М.: АСТ, Ермак, 2008;
24. Радаев В.В. Понятие капитала, формы капиталов и их конвертация // Экономическая социология: электронный журнал. — 2002. — Т.3. — № 4. — С.20-32 // http://www. ecsoc.msses.ru;
25.Bourdieu P. Langua geand Symbolic Power. Ed. andintroducedby J. B. Thomson / P. Bourdieu. - Cambridge(Mass): Harvard University Press, 1991;
26.Bourdieu P. Deux impérialismes de l’universel // Faure C., Bishop T. (ed.) L’Amérique des Français. Paris: Ed. François Bourin, 1992. P.149-155;
27.Bourdieu P. Sur le pouvoir symbolique // Annales. — 1977. — № 3. — P. 405-441;
28.Еремеева В.Ф. Символический капитал: растущие котировки // Символическое и архетипическое в культуре и социальных отношениях: материалы международной научно-практической конференции 5–6 марта 2011 года.- Пенза – Прага: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011. С.140-143;
29.Горц А. Знание, стоимость и капитал. К критике экономики знаний // Логос. — 2007. — № 4 (61). — С. 5-63;
30.Гравер А.А. Символические капиталы путинской России в мир-системе XXI века. Опыт изучения // Вестник Томского государственного университета. — 2010. — № 3 (11).— С.99-118;
31.Гофман А. Б. Мода и люди. Новая теория модного поведения.- М.: Наука, 1994;
32.Нордстрем К., Роддерстрале Й. Бизнес в стиле фанк. Капитал пляшет под дудку таланта.- СПб.: Нева, 2000;
33.Василенко И.А. Символический капитал культуры в реалиях глобальной геополитической борьбы // Трибуна русской мысли. — 2002.— № 1 //URL: http://www.cisdf.org/;
34.Ледяев В., Ледяева О. Многомерность политической власти: концептуальные дискуссии // Логос. — 2003.— № 4-5 (39). — С.23- 32;
35.Нестик Т. Труд, капитал, энергия // Восток // URL:http://www.situation.ru;
36.Мещеряков Т.В. Бренд территории как символический капитал // Креативная экономика.— 2008. —№ 8(20).— С.61-69;
37.Мещеряков Т.В., Тихонова Н.С. Территориальный брендинг. Монография.- СПб.: Изд-во СЗТУ, 2008;
28.Тоффлер Э. Метаморфозы власти. - М.: ООО «Издательство АСТ», 2003;
39.Чайковский Д.В. Воспроизводство власти: к вопросу о символической легитимации власти // Известия Томского политехнического университета. — 2011. — Т.319.— Вып.6. —С.130-133;
40.Блумер Г. Мода: от классовой дифференциации к коллективному отбору // Социальные и гуманитарные науки. — Отечественная и зарубежная литература. — Сер. 11. Социология.— Реферативный журнал.—2008. — № 2. — С. 127–149;
41.Максимович Д. Символический капитал власти и средства массовой коммуникации в информационном обществе: методология социально-философского исследования и социально-политические практики: автореферат диссертации…кандидата философских наук.- Ростов-на-Дону: 2011;
42.Иванов М.М. Символический капитал работника как средство реализации карьеры: автореферат диссертации...кандидата социологических наук. - М.: 2011;
43.Мещеряков Т.В. Бренд как коммуникативный капитал // Проблемы современной экономики. — 2011.— № 1 (37) // URL: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3476;
44.Демидова М.В. «Символический капитал»: социально-философский анализ // URL:http://sibac.info/;
45.Lindh G., Dahlin E. A Swedish Perspective on the Importance of Bourdieu's Theories for Career Counseling // Journal of Employment Counseling. —2000.— Vol. 37. — Issue 4.— P.194-203;
46.English J.F. The Economy of Prestige: Prizes, Awards, and the Circulation of Cultural Value.- Cambridge (Mass.) –London: Harvard University Press, 2005;
47.Savage M., Warde A., Devine F. Capitals, assets and resources: Some critical issues // British journal of sociology.— 2005.—Vol.56. — № 1.— P.31-47;
48.Львофф Б. СМИ как пространство обращения капитала известности // URL // http: // politlogia.narod.ru/TEMATIKA/info-polbnika/smi-kapital-isvesnost.htm;
49.Галкин В. О современном понимании категории «капитал» // URL: http://vadim-galkin.ru/politics/economy/about-capital/;
50. Мещеряков Т.В. Бренд территории как символический капитал // Креативная экономика. — 2008. — №8(20). — С. 61-69 // URL // http://www.creativeconomy.ru/articles/2566/;
50.URL: http: // www.spr.ru/novosti/2012-06/skolko-stoit-obed-s-uorrenom-baffetom.html;
51.URL:http://gtmarket.ru/news/state/2009/10/29/.

Приложенные файлы

  • docx 38015046
    Размер файла: 31 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий