Туманова Анастасия Сергеевна, доктор юридических и исторических наук, профессор, профессор кафедры теории права и сравнительного Вып.1: Сб. науч. ст. / Отв. ред. А.С. Туманова. Тамбов, 2005.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

1

Туманова Анастасия Сергеевна,

доктор юридических и исторических наук,

профессор, профессор кафедры теории права

и сравнительного правоведения

НИУ «Высшая школа экономики»,

119017, г. Москва, ул. Малая

Ордынка
,
д
. 17.

E
-
mail
:
anastasiya
[email protected]
mail
.
ru


Конст
итуционная реформа
1905

1906 гг.

в восприятии

элиты
российского общества



Манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного
порядка» и последовавшее за ним издание в новой редакции Основных
госуда
р-
ственных
законов
, утвержденных император
ом 23 апреля 1906 г. и вошедших в
состав Свода
о
сновных государственных законов,

внесли
сущностные

измен
е-
ния в государственный строй Российской империи. Для современников, а
поз
д-
нее

исследователей данных актов было очевидно, что они
носили конституц
и-
онный
характер и
означали рождение «нового строя»
1
.

В
опрос
о
юридическ
о
й дефиниции

формы правления
российского госуда
р-
ства, установленной в 1906 г.,
до сих пор
остается

открытым.
В
работах после
д-
них лет
она именуется
думской монархией
2
,
конституционной монархие
й
3
, либо
ее разновидностью


дуалистической
монархией
4
.
При этом исследователи х
а-
рактеризуют
установившуюся в результате реформы 1905

1906 гг. политич
е-
скую систему как систему монархического конституционализма
с присущими
ей внутренними противоречиями. Пер
вое очевидное противоречие
в рамках н
о-
вой политической системы


противоречие между исполнительной и законод
а-
тельной ветвями власти, находившимися

в
двойственном положении и
неу
с-
тойчивом равновесии
. Представительный орган власти противостоял
пер
е-
ставшей бы
ть неограниченн
ой
, но сохранившей большую часть своих прер
о-





В статье использованы результаты работы автора в рамках проекта "Ин
ституционал
и-
зация прав человека в условиях модернизации государства и правовой системы России в
н
а
чале
XX

века", выполненного в рамках Программы "Научный фонд НИУ
-
ВШЭ" в 2013
году, грант № 13
-
05
-
0010.


1

Кропоткин Г.М. Правящая бюрократия и «новый строй» р
оссийской государственн
о-
сти после Манифеста 17 октября 1905 года
// Отечественная история. 2006. № 1. С. 24

42;
Медушевский А.Н. Конституционная монархия в России // Вопросы истории. 1994. № 8.
С. 30

31
.
Во всеподданнейшем докладе от 17 октября 1905 г. оди
н из главных иде
о
логов
«нового строя» С.Ю. Витте аттестовал его как строй правовой
, основанный
на гражда
н-
ской свободы: Из архива С. Ю. Витте. Воспоминания. Т. 2. Рукописные заметки. СПб.,
2003. С. 210.

2

Христофоров И.А. От самодержавия к думской монархии
// Первая революция в Ро
с-
сии: взгляд через столетие. М., 2005; Малышева О.Г. Думская монархия: рождение, ст
а-
новл
е
ние, крах. М., 2001.

3

Медушевский А.Н. Конституционная монархия в России // Вопросы истории. 1994. №
8. С. 30

46.

4

Кравец И.А. Конституционал
изм и российская государственность в начале
XX

века.
Учеб. пособие. М., 2000. С. 341.


2

гатив

в законотворческой деятельности

самодержавной власт
и
5
.

Второе оч
е-
видное противоречие


это противоречие внутри исполнительной власти,
между царем, которому по
-
прежнему
принадлежало исключител
ьное право
на н
а
значение министров
, и возникшим согласно
указу от
19 октября 1905 г.
«О мерах к укреплению единства в деятельности министерств»
объедине
н-
н
ым

правительств
ом



Совет
ом

министров
. Призванный консолидировать
испо
л
нительную власть, указ 19 октяб
ря на деле оставил ее под контролем
самодержца, сохранил
ответственность правительства перед
царем
, а не п
е-
ред
наделенной законодательными прерогативами

Думой, созыв которой
предстоял.

О
ценивая новый государственный строй с точки зрения взаим
о-
действия трех

важнейших элементов, на которых базировал
ся

п
о
сле 1905 г.
механизм
государственно
го

управлени
я



царской власти, народного пре
д-
ставительства и объединенного правительства,
Р.Ш. Ганелин
отм
е
ча
ет
, что
власть царя плохо сочеталась с функционированием Государ
ственной Думы
и Совета минис
т
ров
6
.

При всех различиях
в
подход
ах

к определению установившихся в России
в
начале прошлого века
формы правления и политического режима
,
специалисты

склоняются к
мнению
,
что в сущности своей то была реформа конституционн
а
я.
И.
А. Кравец указывает на
введенные в российский
политико
-
правовой
обиход в
ходе данной реформы конституционные новеллы, такие как юридическая ко
н-
ституция
(конституци
я

в формальном смысле), институт
ы

конст
и
туционного
права

(
общегосударственный представительны
й орган
,

избирател
ь
ные права в
общенациональном масштабе
)

и сам термин «конституционное право»
, нача
в-
ший применяться
к характеристике обновленного государственного строя Ро
с-
сии
7
.

Ю.Л. Шульженко отмечает создание российскими государс
т
воведами в
начале
XX

в.

теори
и

конституционного государства
. Она основывалась
на тр
у-
дах германских государствоведов,
однако была
максимально
адаптирован
а

к
реалиям российской государственности и правовой системы
8
.
Наталья Селу
н-
ская и Рольф Тоштендаль оценивают воздействие реформ
ы
1905

1906 гг.
на п
о-
литическую культуру. Они полагают, что порожденные ею
институциональные
перемены (развитие законодательства и контролирующих функций Государс
т-
венной думы, введение должности председателя Совета министров и др.) си
м-
волизировали
нарожден
ие

на российской почве нового типа политической кул
ь-



5

В.М. Шевырин аттестует государственный строй как «с
а
модержавно
-
конституционную монархию», для которой была характер
н
а особая роль гос
у
дарства и
его административных и
политических институтов в реформационных процессах:
Шев
ы-
рин В.М.

Рец. на кн.: Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: Российский конст
и-
туционализм в сравнительной перспективе. М., 1998 // Вопросы ист
о
рии. 1999. № 3. С.
165, 167.

6

Власть и реформы. От
самодержавной к Советской России. М., 2006. С. 464.

7

Кравец И.А. Формироване российского конституционализма (проблемы теории и
практики). М.
-
Новосибирск, 2001. С. 31.

8

Шульженко Ю.Л. Дореволюционные российские ученые о конституционном госуда
р-
стве // Конс
титуционно
-
правовые идеи в монархической России / Отв. ред. Ю.Л. Шул
ь-
женко. М., 2007. С. 3

23.


3

туры, а именно демократической культуры, сделавшей Россию ближе к остал
ь-
ной Е
в
ропе
9
.

Создание правовых актов, которыми вводилась
в жизнь конституцио
н-
ная
реформа, являлось результатом напряженной борьбы м
нений в структ
у-
рах власти и общества.
Сказывалось отчуждение между властью и общес
т-
вом, свидетельствовавшее о кризисе самодержавного строя.

Очевидно,
что
идейное противоборство помешало
многим видным представителям росси
й-
ской
общественности подойти к оценк
е реформы
1905

1896 гг.
более объе
к-
тивно.

Замысел нашей статьи состоит в том, чтобы посмотреть на
конституц
и-
онное
реформаторство глазами российского общества.
Мы
планируем
из
у-
чить
существующие в образованном обществе представления
о

реформато
р-
ских новелла
х в правовой сфере, связанных с пр
о
водимой конституционной
реформой,
а также
охарактериз
овать
психологическ
ие настроения, связанные
с разработкой нового законодательства


чувства, переживания
обществе
н-
ных и политических деятелей
.
Идея

статьи
обусловила

кр
уг использованных
источников. Ценным источником являются документы личного происхожд
е-
ния (дневники, мемуары, переписка), а также материалы периодической п
е-
чати, влияние которой на прав
о
вую политику правительства с появлением на
рубеже
XIX

XX

вв. большого ч
исла новых и по большей части оппозицио
н-
но настроенных печатных изданий существе
н
но возросло.

Анализируя суждения общественных деятелей по поводу отдельных
правительственных мер, составлявших контекст конституционной реформы
1905

1906 гг., мы будем говори
ть о таком важном факторе законотворческ
о-
го процесса, как прав
о
сознание.
Под правосознанием подразумеваются, как
известно, з
нания о пр
а
ве, восприятия и оценки права, которые существуют в
обществе и
(или)
в отдельных его стратах. Правосознание оказывает сущ
ес
т-
венное влияние на правотворческий процесс

и в юридической литературе об
этом сказано достаточно
. Так, по
справедливому
мнению
автора монографии
о философии
правотворчества И.П. Малиновой, «… ничто новое в праве не
может войти в жизнь, обрести подлинное
социальное бытие, не укорени
в-
шись в правосознании

»
10
.
Н.В. Варламова указывает на регулятивн
ое
сво
й-
ство
правосознания,
его способность
в той мере, в какой оно определяет пр
а-
вовую природу вещей,
становиться

одной из форм существования права, его
«объект
и
вац
ии» и «внешнего бытия»
11
.
О роли правосознания как источника
права пишет и В.Д. Зорькин, связывая с

трансформацией правосознания эл
и-
ты, профессиональных сообществ
,

всего общества в целом
в направлении



9

Селунская Н., Тоштендаль Р.

Зарождение демократической культуры: Россия в н
а
чале
XX

века. М., 2005. С. 322

323.

10

Малинова И.П. Философия правотворчества. Ека
теринбург, 1996. С. 76.

11

Варламова Н.В. Правосознание // Юридическая энциклопедия / Под общ. ред. Б.Н.
Топорнина. М., 2001. С. 819.


4

преодоления

правов
о
го нигилизма реализацию принципа верх
овенства права
как принципа социальной жи
з
ни
12
.

В настояще
й статье

речь будет идти о правовом сознании
элиты
росси
й-
ского общества
, включающей в себя
отдельных
представителей правящей
бюрократии, политической оппозиции, известных ученых
-
юристов. Полит
и-
чески
х

и

общественных деятелей, о правосознании которых будет и
д
ти речь,
объединяло несколько черт. П
одавляющее их большинство имело юридич
е-
ское образование
, было настроено на реализацию конституционной реформы
и высказывало готовность участвовать
в правотворче
ском процессе,
нац
е-
ленном на создание «нового строя»
.
Правосознание образованной, юридич
е-
ски грамотной элиты общества включало в себя как критические оценки де
й-
ствующего права, так и выражение пожеланий к правовой сфере
,

определя
в-
ших, какие действия публич
ной власти следует считать правомерными, а к
а-
кие


нет.

Поскольку речь пойдет о восприятии конституционных идей и инстит
у-
тов,
мы будем говорить об особом виде правосознания, получившем в совр
е-
менной литературе
по конституционному праву
название «конституц
ионное
правосознание
». Оно подразумевает совокупность представлений людей о
Конституции и отдельных ее элементах (
представительном

правлении
, изб
и-
рательном законодательстве

и др.), воззрений на роль конституционных и
н-
ститутов в правовом регулировании. Соде
ржание воззрений элиты росси
й-
ского общества на проводимую правительством правовую реформу, выр
а-
жавшееся в правосознании, является
показателем
его
культурно
-
правовой
зрелости, а также степени его интеллектуально
-
духовной подготовленности к
практическому воп
лощению своих взглядов

в
форме становящихся

госуда
р-
ственных и правовых институтов
.

Опираясь

на
монографическое

исследовани
е

правовой культуры росси
й-
ской профессуры начала
XX

века, осуществленно
е

Дэвид
ом

Ворте
н
вейлер
ом,
следует

отметить, что идеи и ценности

конституционного правосознания б
ы-
ли для
нее

характерны
ми
.
Научные и публицистические работы
значител
ь-
ной части российской профессуры
, ее публичные выступления были проп
и-
таны идеями
правового и конституционного государства,
представительного
правления,
зна
чимости прав личности,
критикой идеологии
сословного о
б-
щества
и обоснованием ценности общес
т
ва гражданского
13
.

Американский историк Ри
чард Уортман, характеризуя влияние суде
б
ной
реформы 1864 г. на институционализацию юридической профессии в России,
указыва
ет на развитие правосознания данного
профессионального
слоя
.
Уортман отмечает высказываемые

представителями

«юридического цеха»
,
особенно адвокатурой,

идеи независимости судебной власти, верховенства



12

Зорькин В.Д. Конституция и права человека в
XXI

веке. К 15
-
летию Конституции
Российской Федерации и 60
-
летию Всеобщей дек
ларации прав человека. М., 2008. С
. 39

40.

13

Wartenweiler
D.


1914. New

York
,
1999.
P
. 4.


5

права, нетождественности права и закона и т.п.
14
.

Исследо
ватели правовой
культуры российской адвокатуры Уильям Померанц и Джейн Бёрбенк
пр
и-
ходят к схожим с Уортманом выводам. Они указывают на
складывание у а
д-
вокатуры в период 1864

1917 гг. передовых правовой культуры и профе
с-
сионального этоса, на формирование в
ее среде многих выдающихся побо
р-
ников права и
правового государства
15
.

Осуществление в России конституционной реформы пр
и
шлось на время
Первой русской революции. Революция и предшествующий ей обществе
н-
ным подъем были действенным средством политического вос
питания ру
с-
ского общества в духе конституционных идей.
Революция 1905

1907 гг.
как
никогда ранее внятно
артикулировала стоявшую
перед властью задачу ос
у-
ществления конституционной реформы, нацеленной на модернизацию пр
а-
вовой и политической системы.

Преднач
ертанием к либерализации внутри
политического курса
, от к
о-
торого, по существу, и шел отсчет начала конституционной реформы,

яв
и-
лось для
российской общественной

элиты событие, случившееся 15 июля
1904 г., а именно
убийство эсером
-
террористом
Г.П.

Сазоновым
м
инистра
вну
т
ренних дел В.К. Плеве
.
Трагическая гибель этого политического деятеля
стала для представителей власти и оппозиции свидетельством поражения р
е-
пресси
в
но
-
полицейского внутриполитического курса, символом и проводником
которого он явля
л
ся.

Как вспо
минал либеральный политический деятель и практикующий
адвокат В.А.

Маклаков, в правильности реакционной политики Плеве, нац
е-
ленной на борьбу со всяким проявлением общес
т
венной инициативы, будь
-
то
коллективное действие или даже коллективное изъявление мысли
, сомнев
а-
лись многие лица из ближайшего окружения царя
16
. В необходимости выр
а-
ботки нового стиля управления страной, предполагавшего уважение к общ
е-
ству и использование его здорового потенциала, Николая
II

убеждали его
мать


императрица Мария Федоровна, а
также министры С.Ю.

Витте,
А.С.

Ермолов и др. По свидетельству редактора
-
издателя популярной пете
р-
бургской газеты «Новое время» А.С.

Суворина, об «отчая
н
ном» положении
России и невозможности для власти и в дальнейшем «управлять без общес
т-
ва» на второй или
третий день после убийства В.К.

Плеве царю говорил м
и-
нистр юстиции Н.В.

Муравьев
17
. Признаком логического конца «отжившего
самодержавия», «упорно отрезавшего стране все пути к легальному и пост
е-
пенному политическому развитию и, наконец, ставшего лицом к лиц
у с уж
а-



14

Wortman R. Russian Monarchy and the Rule of Law // Kritika: Explorations in Russian and
Eurasian History. No. 6, 1 (
2005). P. 159

160.

15

Pomeranz W. ‘Profession or Estate’? The Case of the Russian Pre
-
Revolutionary
“Advokatura” // The Slavonic and East European Review. No. 77, 2 (1999). P. 268; Burbank J.
“Discipline and Punishment in the Moscow Bar A
s
sociation” // Russ
ian Review. No. 54 (1995).
P
. 53

54.

16

Маклаков В.А. Власть и общественность на закате старой России: Воспоминания с
о-
временника. Париж, 1928. Ч. 2. С.320.

17

Дневник Алексея Сергеевича Суворина. М., 2000. С.466.


6

сающей действительностью неизбежных, одно за другим следующих пол
и-
тических убийств», призывал считать гибель В.К.

Плеве лидер либерал
ь
ной
опп
о
зиции П.Б.

Струве
18
.

Близкая к Струве
по своим воззрениям
А.В. Тыркова
-
Вильямс,
вскоре

видный деятель
ЦК
кад
етской партии, вспоминала, что известие об убийстве
Плеве побудило ее испытать сначала растерянность, а затем «… чувство р
а-
дости. Убит. Нет его, чиновника
-
деспота, топтавшего и давившего все ж
и
вое
и ж
е
лающее жить. Быть может это радость рабов, которых кака
я
-
то внешняя
сила избавила
[
от
]

жестокого хозяина. Мы не умели и не могли и
з
бавиться
сами. Пришел смельчак
-
герой и снял с несчастной задавленной страны гнет.
А мы безопа
с
но рукоплещем. Тяжело. Но, м
[
ожет
]

б
[
ыть
]
, иначе нельзя»
19
.

Н
.И.
Астров
, выпускник юрид
ического факультета Московского униве
р-
ситета, секретарь Московской городской думы, один из основателей и активных
деятелей
кадетской

партии, записал в изданных в Париже в 1940 г. «Воспом
и-
наниях», что убийство министра внутренних дел Плеве
было воспринято о
бр
а-
зованным обществом спокойно, как давно ожидаемое.

«Недовольство росло и
объединяло людей самых разных свойств и привычек,


свидетельствовал оч
е-
видец,


Потребность какого
-
то сдвига, толчка


было смутным сознанием всех.
В этом состоянии известие о том,

что террорист С
а
зонов бросил бомбу в карету
Плеве, что Плеве убит, не вызвало ни возмущения, ни ужаса, ни даже особого
удивления. «Слышали? Плеве убит!»


говорили люди при встрече друг с др
у-
гом. «Этого нужно было ожидать!»»
20
.

В то же время «с живейшим со
чувствием», как свидетельствует мему
а-
рист, было встречено в Московской думе, как и в московском обществе в ц
е
лом
назначение министром внутренних дел
25

августа 1904

г.
князя П.Д. Святопо
л-
ка
-
Мирского.
Позитивно был воспринят и прово
з
глашенный Мирским
курс н
а
сотрудничество власти с обществом, в частности, с органами местного
управления.
Из уст в уста, как пишет Астров, п
е
редавали слова «о весне, о том,
что «повеяло ве
с
ной».
21


Образованное общество ожидало от Святополка
-
Мирского установления
конституционного
строя, именовало время его нахождения во главе ключев
о-
го внутриполитического министерства «эрой доверия», доверия к земским и
городским

учреждениям, а также ко всему населению вообще.
«С легкой р
у-
ки кн. Святополка
-
Мирского «доверие» сделалось в настоящее
время мо
д-
ным словом… О доверии пишут в газетах, о нем говорят на земских собр
а-
ниях; городские думы «кланяются и благодарят», «в этом робком шепоте о
т-
четливо слышится одно слово: «Конституция»,


комментировал обществе
н-
ное настроение печатный орган либерало
в «Освобождение»
22
.





18

Струве П.Б. Конец фон Плеве // Осв
о
бождение
. 1904. №52
.

С.33.

19

Наследие Ариадны Владимировны Тырковой: Дневники. Письма / Сост. Н.И. Кан
и-
щева. М., 2012. С. 66.

20

Н.И. Астров. Воспоминания. Париж, 1940. С. 284.

21

Там же
. С. 284.

22

Кое
-
что о доверии // Освобождение. 1904. №61. С. 189; Заговорили… //

Освобожд
е-
ние. 1904. № 57. С. 122.


7

«Всеобщее романтическое стремление к политической свободе, к ко
н-
ституции п
о
нималось по
-
разному, но обаяние самого слова


Конституция


захватывало всех»,


так

трактовала правовые настроения
российской инте
л-
лигенции упоминавшаяся уже
А
.В.

Тыркова
-
Вильямс
23
.

«

Святополк прои
з-
носит слова о доверии,


записала
Тыркова

в своем дневнике

8 января 1905 г.
,


И все таившееся пробуждается. Сначала робко, потом все громче и громче
в
ы
сказывается печать

»
24
.

Существенное влияние на формирование н
о
вог
о политического климата
в стране оказал
проходивший в Петербурге 6

9 ноября 1904

г. зе
м
ский съезд
.
Участники съезда встали
на путь публичного заявлен
ия конституционных
требований,
высказались за предоставление

гражданам России

демократич
е-
ских свобод


непр
икосновенности личности и жилища, совести и вероисп
о-
ведания, слова и печати, собраний и союзов, введения полного гра
ж
данского
и политического равноправия,

созыва народного представительства, над
е-
ленного законодательными правами
25
.

Съезд положил начало шир
окому обсуждению вопросов конституцио
н-
ного устройства в общественных кругах. Иностранная печать писала о съе
з-
де:
«
С единодушием, поразительным для представителей дворянства и кру
п-
ной земельной собственности, члены съе
з
да наметили программу, в которой
фигур
ируют все необходимые права: свобода печати, собраний, союзов, тр
е-
бование национальных прав, одним словом конституции, что бы т
е
перь ни
сделали царь и князь Святополк
-
Мирский с этими реформами или с их муж
е-
ственными инициаторами, один колоссальный шаг сд
е
л
ан: великая русская
нация в ожидании своей «Декларации прав» и св
о
его «Bill of Rights» имеет
уже свою «Петицию о правах
»
26
.


Важно отметить, что конституционная идея пронизала тогда все слои
общества.
Конституционная тема широко эксплуатировалась в периодик
е.
Газеты и толстые журналы накануне Первой русской революции размещали
большое число публикаций о конституционном государстве, н
е
обходимости
реформирования «приказного и бюрократического строя» (читай, огранич
е-
ния самодержавия), правах и свободах личности
. О необходимости
обновл
е-
ния государственного строя в демократическом духе писали в то время даже
отнюдь не либерально настроенное «Новое время» и откровенно правый «К
и-
евлянин»
27
. Сторонником

смягчения самодержавия и приближения его к о
б-



23

Тыркова
-
Вильямс А. Воспоминания. То, чего больше не б
у
дет. М., 1998. С. 239.

24

Наследие Ариадны Владимировны Тырковой: Дневники. Письма… С. 68.

25

Положения по вопросу об общих условиях, препятству
ю
щих правильному течени
ю и
развитию нашей общественной жизни, постановленные частным совещанием земских
деятелей, назначенным на 6 и 7 ноября 1904 г. в Петербурге // Государственный архив
Российской Федерации (далее


ГАРФ). Ф.102.00. 1904. Д. 1250. Т. 2. Л. 35

36;
Шипов
Д.Н.

Во
спомин
а
ния и думы о пережитом. М., 2007. С. 279

280.

26

Перепечатка из французской газеты «
Le

Temps
» в журнале «Освобождение» (Из ин
о-
странной печати о русских д
е
лах) // Освобождение. 1904. № 61. С. 194.

27

Новое время. 1904. 24 сентября; Киевлянин. 1904. 8 с
е
н
тября; Наши внутренние дела
// Освоб
о
ждение. 1904. № 61. С. 189.


8

ществу выступал даже

консервативно настроенный
«Гражданин»
В.П.

Ме
щерского.

Общественными деятелями выносились смелые политические резол
ю-
ции, суть которых состояла в том, что без конституционных преобраз
о
ваний
дальнейшая деятельность в тех или иных сферах


народном хозяйстве
, м
е-
дицине, образовании и

т.

п.


невозможна. Историк и активный участник о
б-
щественного движения
А.А.

Кизеветтер

характеризовал в своих воспомин
а-
ниях
охватившую общественность в ноябре

декабре 1904

г. «эпидемию р
е-
золюций», начинавшихся словами: «Так больше

жить нельзя», в центре кот
о-
рых стояло неизменное требование конституции
. Кизеветтер

не без иронии
вспоминал, что остряки тогда поговаривали, что и союз акушерок вынес р
е-
золюцию о невозможности принимать у рожениц детей при отсутствии ко
н-
стит
у
ции
28
.

Н.И. Ас
тров призывал считать
постановления Земского съезда
н
а
чалом
политического и правового просвещения
российского н
аселения
.
Позити
в-
ным результатом земского съезда и следовавшей за ним кампании пети
ций
Астров признал
институционализацию конституционного права
как науки и
занимательного учебного курса:
«Кое
-
кто из гласных заходил спросить, к
а-
кую бы книжку, не очень большую, можно было бы прочитать по констит
у-
ционному праву, чтобы быть в курсе вопроса. Среди дам, ежедневно прису
т-
ствовавших в малом ду
м
ском зале и
принимавших пожертвования на войну,
также политический интерес заметно повысился. Среди них оказались нек
о-
торые хорошо образованные и прекрасно разбиравшиеся по вопросам ко
н-
ституционного права… Одна очень скромная на вид молодая женщина, дочь
купца Пупышев
а, вес
ь
ма мало культурного и старозаветного, была в полном
курсе вопр
о
са
».
29

В числе первых на общественн
ый порыв откликнулись юристы.
Так,
зимой 1905

1906 г. при участии С.А. Муромцева, Ф.Ф. Кокошкина и Н.Н.
Щепкина был составлен до
к
лад, где в доходчивой ф
орме давалась трактовка
основ конституционного строя, рассматривались системы выборов н
а
родных
представителей, выявлялись преимущества двух
-

и однопалатных парламе
н-
тов. По словам составителей, это было
пособие для усвоения элементов ко
н-
ституционного права
.

В нем были в
ы
сказаны
идеи двухпалатного народного
представительства, основанного на всеобщем избирательном праве



выб
о-
ров всеобщих, прямых, равных при тайной подаче голосов. Указанный до
к-
лад обсуждался на частных совещаниях гласных, был призван способств
о-
вать повышению уровня их политической и правовой культуры.
30

Иде
я

всеобщего избирательного права был
а

воспринят
а

в образованном
обществе по
-
разному
. Были у нее сторонники, были противники, были и к
о-
леблющиеся. Так, Н.И.
Астров
указывал
, что
всеобщее и прям
ое избирател
ь-



28

Кизеветтер А.А. На рубеже двух столетий: Воспоминания. 1881

1914. М., 1996. С.
260.

29

Н.И. Астров. Указ. соч. С. 285.

30

Там же
. С. 294

295.


9

ное право его смущало, однако «речи были столь убедительны, тон говори
в-
ших был столь уверенный, истинный демократизм так не мирился с какими
-
либо компромиссами, что сомнения и тревоги теряли свою остроту, захлоп
ы-
валась какая
-
то дверь внутри и
все становилось ясным, бесспорным и нес
о-
мненным… Тут, конечно, была известная доля романтизма,


прибавля
л

м
е-
муарист, однако оправданного опытом Евр
о
пы…»
.
31


Противником построения избирательной системы на формуле всеобщей,
прямой, равной и тайной подачи го
лосов
выступал
Д.Н. Шипов,
умеренный
либерал, видный земский деятель

и лидер «Союза 17 октября»
. По мнению
Шипова, народное представительство «по составу своему должно являться не
представительством случайно сложившегося во время выборов большинства
избира
телей», а выражением действительного направления и силы народного
духа и общественного сознания, опираясь на которые власть только и может
получить необходимый ей нравственный авторитет. Шипов предлагал пр
и-
влечь в состав представительного органа власти «на
иболее зрелые силы нар
о-
да, к
о
торые видели бы в предстоящей им деятельности не осуществление идеи
народовл
а
стия, а выполнение возлагаемых на них ответственных обязанностей
в устроении и развитии, в сотрудничестве с верховной властью, государстве
н-
ной жизни в

целях обеспечения всем гражданам достойного человеческого
существ
о
вания»
32
.

Близкую с шиповской
позицию в данном вопросе зан
ял

член кадетской
партии, находившийся по своим воззрениям в ее «правом» сегменте,
В.А.
Маклаков.
Маклаков


выпускник историко
-
фил
ологического и юридическ
о-
го факультетов Московского университета, адвокат, имевший пра
к
тику по
уголовным делам. В московскую адвокатуру Маклаков вступил в 1897 г., я
в-
лялся помощником А.Р. Ледницкого, общался с именитым Ф.Н. Плевако,
вместе с Н.В. Тесленко
и П.Н. Малянтовичем образовал кружок молодых м
о-
сковских адвокатов


политических защитников, принимал участие как з
а-
щитник в
самых сложных

политических процессах. В своих оценках прав
о-
вых реалий того времени Маклаков на первое место ставил идею права, а ег
о
публичные речи являли собой апологию зако
н
ности.

Значимость позиции В.А. Маклакова заключалась в том, что
в оценку
существа государственно
-
правовых реформ он вводил новый критерий


с
о-
стояние правового сознания
и правовой культуры
общества.

Обостренное
внимание Маклакова к этой проблеме возникло не из кабинетных размышл
е-
ний, оно вызывалось реалиями самой ро
с
сийской жизни, хорошо знакомой
адвокату, специалисту по уголовным делам, по роду своих занятий постоя
н-
но сталкивавшемуся с представит
е
лями самых разн
ых ее слоев.

По мнению В.А. Маклакова, Учредительное собрание и «четырехвостка»
являли собой конечный этап в демократическом развитии страны, однако
этому этапу должен был соответствовать предельно высокий уровень пол
и-
тической и пр
а
вовой культуры населени
я; в противном случае попытка их



31

Там же
. С. 306.

32

Шипов Д.Н. Указ. соч. С. 31
5.


10

создания в стране не принесла бы пользы для нее. Человек некультурный, как
считал Маклаков, склонен был заботиться только о своекорыстных или гру
п-
повых интересах, которые он принимает за общие; способность ограничить
с
е
бя р
ади другого сама по себе была уже проявлением культуры.
33

В своей более поздней работе, написанной уже в эмиграции, Маклаков
писал: «Наука права признает соответствие государственных форм культу
р-
ному уровню населения; признает «относительность» конституций

и учре
ж-
дений».
Он утверждал, что партия, которая может сделаться завтра госуда
р-
ственной властью и быть ответственной за существование государства,
должна защищать не только «права человека», но и права «самого государс
т-
ва». Маклаков
формулировал принцип о
тветственности оппозиции, устана
в-
ливавший допустимый предел оппозицио
н
ности.
34


В России начала прошлого века происходила глубок
ое реформирование
основ государственного и общественного строя, и государственная стабил
ь-
ность, по мнению Маклакова, могла быть о
беспечена только путем со
з
дания
такой системы привлечения к участию во власти выборных представ
и
телей,
которая гарантировала бы высокий уровень государственного мышления и
з-
бранных. Сложная многоступенчатая система выборов пре
д
ставлялась ему
наиболее подход
я
щей.

Логика либерального политика была близкой воззрениям части предст
а-
вителей российской бюрократии, разрабо
т
чиков нового права. В

частности,
один из создателей
российской и
з
бирательной системы С.Е. Крыжановский
утверждал, что
«
переход от одного строя к
др
у
гому есть дело и технически и
психологически очень сложное, особенно болезненное для носителя Верхо
в-
ной Власти…, и что единственный возможный в этом деле путь есть путь
компромиссов и полумер и половинчатых буферных реш
е
ний
»
35
.

Ответом на
развернувшуюся в общественных кругах кампанию в по
д-
держку государственных реформ явились сами преобразования
.

Их к
онце
п-
ция оформилась в основных чертах во второй полов
и
не 1905


начале 1906 гг.
Правовые акты от 6 августа 1905 г. (Манифест «Об учреждении Го
сударстве
н-
ной Думы» и ее статут


«Учреждение Государственной Думы») провозглаш
а-
ли созыв Государственной думы с правом законосовещательного голоса, а
именно


«предварительной разработки и обсуждения законодательных пре
д-
положений»
36
. В октябре 1905 г., под
давлением всеобщей политической ста
ч-
ки, за Думой было закреплено право законодательной инициативы. Статус
верхней палаты парл
а
мента с правом законодательной инициативы приобрел в
феврале 1906 г. Государственный сов
ет. Половина его членов теперь
избир
а-



33

Цит. по:
Детков Н.И.

Консервативный либерализм Василия Маклакова. М., 2005. С.
158.

34

Маклаков В.А. Власть и общественность... Т.2. Париж, 1936. С. 388. См. также:
Де
т-
ков Н.И.

Указ. соч. С. 157

158.

35

Крыжановский С.Е.
Воспоминания: Из бумаг С.Е. Кры
жановского, последнего гос
у-
дарственного се
к
ретаря Российской империи. Берлин, б.г. С. 48.

36

Учреждение Государственной думы 6 августа 1905 г. // ПСЗ. 3
-
е издание (ПСЗ
-
3). Т.
25. № 26661.


11

лась;

имели свою квоту представители духовенства, земских собраний, дворя
н-
ских обществ, академической и вузовской науки, торгово
-
промышленных кр
у-
гов.

Издание Николаем II 17 октября 1905 г.
Манифеста «Об усовершенств
о-
вании государственного порядка
» формально озн
ачало конец существов
а
ния
в России неограниченной монархии.
«17 октября Манифест с конституцией
появился,


писал либерал
-
центрист В.А. Маклаков,


Освободительное дв
и-
жение на этом было конч
е
но. Наступила эра «конституционной монархии» и
роль политических
партий»
37
.
Манифест провозглашал политические своб
о-
ды, не существовавшие ранее (неприкосновенность личности, свободы с
о-
вести, слова, собраний, союзов), создавал правовую основу для институци
о-
нализации политических партий, разграничи
вал законодательную и исп
олн
и-
тельную ветви власти, предоставил народным представителям
право надзора
за закон
о
мерностью действий правительства
.

В Манифесте 17 октя
б
ря впервые в истории России был сформулирован
основной принцип конст
и
туционного государства:
ни один закон не может
быть издан иначе, как с согласия народного представительства
.
Даже мона
р-
хисты признали 17 октября
датой
провозглашени
я

«конституции». «Как же
не конституция? Конечно, Конституция. Ведь Царь торжественно заявил, что
ни один закон без согл
а
сия Думы не пройде
т! Не ведома, а согласия, ведь это
и есть конституция!
38
»


записал в своем дневнике в конце декабря 1905 г.
генерал А.А. Киреев, близкий к окружению императора идеолог неославян
о-
фильства.

Первой реакцией на Манифест в образованном обществе была э
й
фория.

Н
.И. Астров, находившийся в момент издания Манифеста в помещении Г
о-
родской думы, вспоминал, что в канцелярии зазвонил телефон, прер
ы
вистый
голос спрашивал, известно ли Думе про Высочайший манифест,
объявля
ю-
щий конституцию
. После этого по коридору бежали люд
и, кто
-
то кричал:
«Слышали? Слышали? Конституция! Конституция!» Гласные Думы обним
а-
лись: «Наконец
-
то дождались, Ура!» Везде ликование, радость, восторг. «Это
чувство было больше, чем радость,


писал мемуарист,


Оно было др
у
гого
порядка, нежели восторг.
Э
то было сознание исчезнувшей великой опасн
о-
сти, висевшей все время над Московской Думой, над Москвой, над Россией.
У стариков были на глазах слезы. Часто слышалось:
«Ныне отп
у
щаеши раба
Твоего, Владыко!» Конституция! Цель стремлений!
Новая жизнь с этой с
а-
м
ой минуты
».

За этим последовало собрание в купеческом клубе, поздра
в-
ления. Астров говорил: «Не ликовать надо, а закреплять, удержать. Ведь
только начинается новая жизнь. Кто ее поведет?» Ему отвечали: «Ну, вы и
з-
вестный пессимист! Завтра будем закреплять,
а сейчас в
ы
пьем!».
39

Несколько более сдержанную, но в целом такую же радостную реакцию
на появление Манифеста «Об усовершенствовании государственного поря
д-



37

Маклаков В.А. Из воспоминаний. Уроки жизни. М., 2011. С. 306.

38

А.А
. Киреев. Дневник. 1905

1910 / сост. К.А. Соловьев. М., 1910. С. 121.

39

Н.И. Астров. Указ. соч. С. 326.


12

ка» наблюдал и профессор государственного права, умеренный либерал М.М.
Ковалевский. Находясь 17
-
го ок
тября 1905 г. на вечеринке у Н. Ковалевск
о-
го, сотрудника газеты «Страна», Ковалевский делился своими впечатлениями
с собравшимися гостями, «как вдруг вбежал в комнату молодой профессор
Ростовцев с печатной бумагой в руках. Это был пресловутый манифест 1
7
-
г
о
октября, только что отпечатанный в казенной типографии. Его должны были
обнародовать на следующий день. Лица просияли. Далеко не у всех, однако.
И Родичев (Ф.И. Родичев


либеральный политик, кадет


А
.
Т
.
), как Новая
Гекуба, продолжал предсказывать, что
реакция не приостановится, что все
манифесты не более, как бумажка, с которыми в будущем считаться не ст
а-
нут… К Родичеву отнеслись… как к ка
р
кающей вороне»
40
.

Начальник С.
-
Петербургского охранного отделения А.В. Герасимов
вспоминал, что в день издания Мани
феста 17 октября 1905 г. он ездил с до
к-
ладом к товарищу министра внутренних дел, заведующему полицией Д.Ф.
Трепову. При этом реакция бюрократов, которых Герасимов встретил у Тр
е-
пова, была схожей с той, что наблюдал
и

Н.И. Астров в Московской горо
д-
ской думе

и М.М. Ковалевский в интеллигентском собрании
. Как вспоминал
Герасимов, Трепов вышел к нему и сказал: «Простите, что заставил вас
ждать. Только что звонил Сергей Юльевич (С.Ю. Витте


председатель Сов
е-
та министров


А.Т.
). Слава Богу, манифест подписан. Да
ны свободы. Вв
о-
дится народное представительство. Начинается новая жизнь». Заведующий
политической частью Департамента полиции П.И. Рачковский, находивши
й-
ся в приемной у Трепова, также, по словам Герасимова, «встретил это изве
с-
тие восторженно, вторя Трепову
: Слава Богу, слава Богу… Завтра на улицах
Петербурга будут христосоват
ь
ся».
41


В приемной у петербургского градоначальника В.А. Дедюлина, куда п
о-
сле посещения Трепова отправился А.В. Герасимов, его встретили с текстом
манифеста в руках и словами: «Ну, слав
а Богу. Теперь начнется новая
жизнь». Мемуарист вспоминал, что застал у Дедюлина совещание полицме
й-
стеров столицы, на котором обсуждался вопрос о том, как следует объявить
Манифест народу. Высказывались разные предложения: сообщить о нем ч
е-
рез герольдов, н
апечатать его золотыми буквами и прочесть во всех цер
к-
вах». Герасимов свидетельствовал, что при этом никто ни словом не заикался
о том, что могут быть осложнения, беспорядки.
42

Во взглядах на правовую природу Манифеста можно выделить два о
с-
новных направлени
я, к которым так или иначе примыкали все авторы книг,
статей и брошюр об этом «эпохальном» для России акте. Согласно первой
точке зрения, Манифест являлся не конституцией, а декларацией н
а
мерений
власти
; он не
столько
устанавливал
позитивное

право, сколько

провозглашал
правовые принципы, которые
предстояло

облечь в законодательные нормы.



40

Ковалевский М.М. Моя жизнь: Воспоминания. М., 2005. С. 360

361.

41

А.В. Герасимов. На лезвии с террористами // «Охранка». Воспоминания руководит
е-
лей по
литич
е
ского сыска. Т. 2. М., 2004. С. 177.

42

А.В. Герасимов. Указ. соч. С. 177

178.


13

Публичная власть намечала в нем перспективу преобразований.
Так, извес
т-
ный
госуда
р
ствовед Н.И. Лазаревский вскоре после издания Манифеста 17
октября 1905 г. оценил его поли
тико
-
правовые результаты следующим обр
а-
зом: «Манифест 17 октября 1905 г. не удовлетворил никого и никого не у
с-
покоил, он ничего реального не дал, только обещал.., им возл
а
гается на все
органы государства обязанность действовать в новом духе, готовить и про
в
о-
дить реформы…»
43
. Манифест оценивался Лазаревским как акт, предреши
в-
ший переход к конституционной монархии; сам же пер
е
ход датировался им
27 апреля 1906 г., временем открытия заседаний
I

Государс
т
венной Думы.

Другая часть российской общественности полага
ла, что
Манифест
1905
г. был Конституцией
.
П.Б. Струве призывал считать
акт 17 октября
«новы
м

основн
ым

закон
ом

империи», благодаря которому «родилась русская своб
о-
да, создан русский гражданин»
44
. Законом и октроированной конституцией
считал Манифест
правове
д
В.М. Гессен.
45

Актом, создававшим
новую форму
правления


ограниченную (конституционную) монархию
, именовал Ман
и-
фест
профессор государственного права Л.А. Шаланд
46
.

Процесс реформирования государственного строя получил завершение в
новой редакции Основных
государственных законов Российской империи от
23 апреля 1906 г. Проект Основных государственных законов соста
в
лялся в
государс
т
венной канцелярии под руководством государственного секретаря
Ю.А. Икскуля фон Гильденбандта и его помощника П.А. Харитонова. По
п
о-
ручению С.Ю. Витте его корректировал молодой чиновник И.И. Тхорже
в-
ский, «как человек, готовившийся к кафедре государственного права и
имевший в своей домашней библиотеке французские тексты всех констит
у-
ций мира». От себя премьер
-
министр советовал: «Путь
он возьмет побол
ь
ше
из японской конституции, так права микадо наиболее широкие. И у нас
должно быть так же»
47
. В предварительных совещаниях по разработке О
с-
новных законов участвовали профессора права В.М. Сергеевич и И.М. Ив
а-
новский.

Согласно новой государс
твенно
-
правовой форме, установленной Св
о-
дом Основных государственных законов 23 апреля 1906 г.
48
, император с
о-
хранил всю полноту власти по управлению страной через ответственное
только перед ним прав
и
тельство. Он руководил внешней политикой, армией,
флотом,

имел право издавать законы в виде «чрезвычайных указов» в пер
е-
рывах между сессиями Думы (ст.87 Основных законов) в чрезвычайных о
б-
стоятельствах, «в видах предотвращения грозящей государственному поря
д-



43

Лазаревский Н.И.
Манифест 17
-
го Октября и погромы // Вестник права. 1905. Кн.8.

44

Струве П.Б.

Patriotica
: Политика, культура, религия, социализм. М., 1997. С. 15.

45

Гес
сен В.М. Самодержавие и Манифест 17 октября // На рубеже: Сборник статей.
СПб., 1906. С. 205.

46

Шаланд Л.А. Русское государственное право. Юрьев, 1908. С. 19.

47

Цит. по:
Христофоров И.А.

От самодержавия к думской монархии // Первая револ
ю-
ция в России: взгл
яд через столетие. М., 2005. С. 407.

48

Свод Основных государственных законов (в новой редакции от 23 апреля 1906 г.) //
Свод законов Российской империи. СПб., 1906. Т. 1.


14

ку опасности». Эта мера послужила источником для формир
ования чрезв
ы-
чайно
-
указного права в России.
Однако действие чрезвычайного указа пр
е-
кращалось, если соответствующий законопроект не вносился в Государс
т-
венную Думу в течение первых двух месяцев после возобновления ее зан
я-
тий.
В целом произошло некоторое огр
аничение власти царя в законодател
ь-
ной сфере; вся полнота исполнительной власти за ним сохранялась.
Она ос
у-
щест
в
лялась через Совет министров, министерства и губернаторов на местах.
Законодательную власть император делил с Государственным советом и Г
о-
сударс
твенной д
у
мой, утверждая законопроекты, принятые этими органами.
Судебная власть осуществлялась от имени императора, хотя была дост
а
точно
самостоятельной.

По сравнению с предшествующим изданием, содержание Основных з
а-
конов 1906 г
.
было дополнено новыми раз
делами, в которых определялись
прерог
а
тивы монарха (власть императора перестала быть неограниченной и
имен
о
валась теперь «верховной», законодательную власть он делил отныне с
Государственным советом и Думой, окончательно у
т
верждая законопроекты,
принятые
этими органами); регламентировались права, свободы и обязанн
о-
сти российских подданных; закреплялось правовое положение органов н
а-
родного представительства (Государственной думы и Государственного с
о-
вета).

Природа формы Российского государства после издания

Основных зак
о-
нов 1906 г. активно обсуждалась современниками. Либералы, лидером кот
о-
рых выст
у
пал П.Н. Милюков, приветствовали исчезновение из российского
законодательства термина «неограниченный» в определении прерогатив м
о-
нарха. Тем не менее, они отмечали
, что новые законы оказались далеки от
идеала полного народоправства, от мечты о полной демократизации упра
в-
ления. Они представляли собой о
т
ступление и от положений Манифеста 17
октября, свидетел
ь
ствовавш
ее

о победе сил старого порядка
49
.

Очевидно, что пра
вовая формула Основных законов с заключенным в
них внутренним противоречием, порожденным сочетанием Государственной
думы с переставшей быть н
е
ограниченной, но сохранившей большую часть
своих прерогатив самодержавной властью, а в более широком смысле


н
а-
бл
юдавшееся в данном акте причудливое сочетание конституционных и ат
а-
вистических доконституционных норм времени неограниченного самоде
р-
жавия объективно порождало сложность отнесения переходной реформ
и-
рующейся формы российской государственности к какому
-
либо
определе
н-
ному типу
50
. Это обстоятельство давало основание консервативно настрое
н-
ным правоведам характеризовать политический строй, установившийся п
о-
сле 23 апреля 1906 г., как обновленный старый строй, главные основы кот
о-



49

Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1990. Т. 2. С. 3.

50

На это
справедливо
указывает ис
торик права А.В. Ильин. См.: Ильин А.В. Форма
правления в России в 1905

1917 гг. // Историко
-
правовой вестник. Вып.1: Сб. науч. ст. /
Отв. ред. А.С. Туман
о
ва. Тамбов, 2005. С. 212

214.


15

рого: верховенство (неограниченность)

Монарха и самодержавие Царской
Власти остались неприкосновенными
51
.

На наш взгляд, взвешенную и адекватную политическим реалиям п
оз
и-
цию
по

определени
ю

формы правления
российского государства
после изд
а-
ния Основных законов 1906 г. зан
ял

В.А. Маклаков. Призн
авая конституц
и-
онный характер Основных законов,
Маклаков

характеризовал установленную
ими форму правления как дуалистическую монархию: народное представ
и-
тельство и монарх с подчиненным ему правительством составляли два «це
н-
тра власти», находящихся в подвиж
ном и неустойчивом равнов
е
сии
52
. При
этом
он

замечал, что Россия по
-
прежнему управлялась в основном методами,
характерными для абсолютной монархии, а население имп
е
рии не ощущало в
обыденной жизни наличия конституции и парламента. Конституционные
принципы з
ачастую слабо воздействовали на практику государственного
управления, центральная исполнительная власть и местная админ
и
страция
нередко действовали вне контекста новой правовой реальности, пр
о
извольно
трактуя и явно игнор
и
руя ее.

«Юридически, или в праве,
русская конституция несомненно существ
у-
ет, потому что она вписана в Манифест 17 октября и в Основные законы. Но,
с другой стороны, в правосо
з
нании фактически властвующих, правящих сил
в России конституции еще не существует… Таков сложный рисунок нашей
поли
тической действительн
о
сти: конституция существует в праве (законе) и
отсутствует в правосознании правящих; конституция отсутствует в жизни, в
том политическом воздухе, которым дышит отдельный обыватель внутри
страны, и она, несомненно, присутствует в том п
олитическом воздухе, кот
о-
рым, как член межд
у
народной семьи, дышит все государство
53
»,


разделял
воззрения В.А. Маклакова П.Б. Струве.

Значимость позиции
умеренных либералов П.Б. Струве и
В.А. Маклак
о-
ва заключалась, прежде всего, в том, что
они оценивали

существо государс
т-
венно
-
правовых реформ не только на основании анализа нового законод
а-
тельства, но и исходя из состояния
правовой культуры
современного им
о
б-
щества. Маклаков подчеркивал позитивное значение «Основных законов»,
которые, по его словам, «пров
ели в нашей государственной жизни ту грань,
к
о
торая существует между неограниченным самодержавием старого типа и
конституционной монархией

»
, усматривал в них общий с реформами
1860

70
-
х гг.
XX

в. смысл


ограничение всемогущества государства: «Впе
р-
вые в н
их, в нашей конституции закон был поставлен выше воли монарха,
был положен предел этой воле»
54
. Либеральный политик приветств
о
вал факт
установления данного «предела»,
однако откладывал

рассмотрение вопроса о
его рамках на будущее, утверждая, что «отыскание
правильного отношения



51

Казанский П.Е. Власть Всероссийского Императора. М., 2007. С. 570.

52

Цит. по:
Де
т
ков Н.И.
Указ. соч. С. 155

157.

53

Струве П.Б.

17 октября 1909 г. //
Patriotica
: Политика, культура, религия, соци
а
лизм.
М., 1997. С.155.

54

Маклаков В.А.

Законность в русской жизни // Вестник Европы. 1909. Т. 3. Кн. 5. С.
249

250, 259.


16

между назначением государства и правами человека есть первая задача «на
у-
ки» о г
о
сударстве»
55
.


Подводя итог сказанному, сделаем некоторые выводы. На наш взгляд,
правовое сознание
либерального
образованного общества в начале
XX

в. б
ы-
ло
достаточно зрелым.
Оно характеризовалось
плюрализм
ом

мнений

и

оц
е-
нок существующего правового бытия
,
укоренением

ценностей верховенства
права
, разделения властей,

конституционного
правления
. О
бщественным
кругам был присущ демократический тип правосознания

и

правовой культ
у-
ры, являвшийся неотъемлемым признаком становящегося в России конст
и-
туционного строя
.

Развитие правового сознания
образованного общества являлось предп
о-
сылкой структурной конституционной реформы, проводимой в стране в
1905

1906 гг., одновре
менно обусловливаясь
данной реформой.

П
равосозн
а-
ние элиты общества выступало творцом нового права, его источником.
Ю
р
и-
сты
,

общественные
и политические
деятели
, о которых шла речь, предприн
я-
ли
действенное участие в разработке и осуществлении конституционной

р
е-
формы. В ходе ее проведения они стремились
найти компромисс между
фо
р-
мальной идеей права, нацеленной на обеспечение личных прав и интересов
членов общества,
на
достижение принципа народовластия, и существующей
политической и право
во
й жизнью,
качеством

п
равосознания российского н
а-
рода.
Двойственный

характер
конституционных актов
, а также наличие в п
о-
литико
-
правовой жизни
многочисленных

атавизмов,
помноженные на
неп
о-
следовательность правящей власти, ее п
е
риодическое возвращение на путь
контрреформаторских
охранительных мер, сдерживали политико
-
правовую
модернизацию России, препятствовали развитию конституционной идеол
о-
гии, порождали и множили ее диспропо
р
ции.

По
стфактум

деятелям эпохи конституционной реформы довелось уб
е-
диться в том, что опасность для русс
кой «конституции»
и конституцион
а-
лизма
исходила в 1906 г. не только от «реакции
»

справа,
со стороны прав
я-
щей власти,
но и от «крамолы» слева. Спустя двадцать лет после описыва
е-
мых событий, в 1926 г., уже
будучи эмигрантом,

П.Б. Струве зап
и
шет в своем
дневн
ике о стратегическом просчете,
допущенном русской о
б
щественностью
и
характеризовавшем
ее
поведение в 1906

1917 гг.
,
ее мягкотелость и сл
а-
бость, с которой она сопротивлялась «
крамоле
»
: «Реакция казалась и была
внешне могущественной и опасной, крамола же в п
одлинной силе и огро
м-
ной потенции таила в себе те взрывы и разрушительные удары, которые см
е-
ли не только историческую власть, но и русскую общественность и подорв
а-
ли русскую кул
ь
туру»
56
.




55

Цит. по
:
Детков Н.И.

Указ. соч. С. 156.

56

Струве П.Б. Дневник политика (1925

1935) / Подгот. текста А.Н. Шаханова. М.; П
а-
риж, 2004. С. 119.


Приложенные файлы

  • pdf 41842630
    Размер файла: 241 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий