Во время сессии Генеральной Конференции 1886 года в Батл-Крике Елена Уайт находилась в Швейцарии. Но ей была показана сцена в храме Батл-Крика и ангел, сопровождавший ее, сказал: Среди людей

Арнольд Валентин Валленкампф

ЧТО КАЖДЫЙ АДВЕНТИСТ ДОЛЖЕН ЗНАТЬ О 1888 ГОДЕ

"Если мы честно не представим историю сессии Генеральной Конференции 1888 года и её последствия, мы как деноминация увековечиваем грех, совершённый в Миннеаполисе в 1888 году. Поступая таким образом, мы присоединяемся к нашим духовным праотцам и фактически заново распинаем Христа в лице Святого Духа. Когда мы предполагаем, что возможное отвержение "некоторыми" в самом начале, позже обратилось во всеобщее полное энтузиазма принятие славной вести праведности по вере большей частью Церкви, мы, без всяких сомнений, рисуем слишком радужную картину нашей Церкви - Лаодикии..."


О книге и её авторе
Арнольд Валентин Валленкампф посвятил свою жизнь служению преподавания в адвентистских колледжах к университетах, одновременно занимая должность помощника директора Института исследования Библии при Генеральной Конференции Доктор Валлеикампф является автором многочисленных книг. Предлагаемая вашему вниманию книга впервые была издана в 1988 году адвентистским издательством Ревью знд Геральд".


Содержание
Предисловие
Глава 1 От Иисуса к сухим Гелвуйским горам
Глава 2 События накануне сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе
Глава 3 Весть 1888 года
Глава 4 Решительная поддержка со стороны Елены Уайт
Глава 5 Что же произошло на сессии Генеральной Конференции в 1888 году?
Глава 6 Святой Дух оскорблён
Глава 7 Почему Иисуса предали и распяли?
Глава 8 События после сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе
Глава 9 Неуверенное шествие вести 1888 года
Глава 10 А. Г. Даниэльс о судьбе вести 1888 года
Глава 11 Коллективный грех и вина
Глава 12 Наша обязанность сегодня
Глава 13 Формализм и рождение свыше
Глава 14 1888 год бросает нам вызов
Ссылки



Предисловие
Все еще продолжается дискуссия о том, как была принята весть об оправдании по вере во Христа на сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе в 1888 году. Некоторые склонны полагать, что весть, ясно провозглашенная Э. Дж. Ваггонером и А. Т. Джоунсом, поддержанная Еленой Уайт, была отвергнута делегатами конференции. Другие считают, что эта весть была принята большинством делегатов и послужила началом великого возрождения, принесшего реальные благословения церкви остатка.
В этой небольшой книге мы кратко рассмотрим подоплеку произошедшего, что на самом деле случилось на конференции, а также то, к чему все это привело. Мы сможем познакомиться с оценкой произошедшего на конференции А. Г. Даниэльсом и узнаем задачу, стоящую перед нами сегодня.
Заключительная часть этой книги является личным призывом ко всем нам, в настоящее время являющимися членами церкви, церкви, к которой и была обращена весть о праведности по вере во Христа в далеком 1888 году.
Этот труд основан на утверждениях Елены Уайт, сделанных ею как на самой конференции, так и при воспоминании об этих событиях. В этой книге приводится множество цитат непосредственно из ее трудов, так что читателю нет нужды полагаться на пересказы ее высказываний или выводы относительно ее взглядов.
Автор надеется, что эта краткая книга прольет дополнительный свет на произошедшее на столь обсуждаемой конференции и побудит каждого читателя полностью вверить себя Богу и Его истине под водительством Святого Духа.


Глава 1
От Иисуса к сухим Гелвуйским горам
Первая любовь
В 1830-ые и 1840-ые года внимание последователей Уильяма Миллера было сосредоточено на Иисусе. Они представляли себе Христа при Его скором и славном Втором Пришествии как Господа господствующих и Царя царей, Идущего, чтобы взять их в приготовленные Им небесные обители.
Небольшая группа верующих, которая после Великого Разочарования осенью 1844 года стала растущей церковью Адвентистов седьмого дня, также сосредотачивала свое внимание на Иисусе. Они знали Его; они имели уверенность в спасении по благодати через веру в Него. Это духовное наследие они вынесли из различных протестантских церквей, откуда они ранее вышли. Имея такую уверенность, они наслаждались миром и радостной надеждой, страстно ожидая возвращения Иисуса. Они тосковали по Нему, как невеста, ожидающая прибытия жениха на свадьбу. Мысли об Иисусе были для них самыми сладкими.
Именно эти близкие дружеские отношения с Иисусом придали им сил для того, чтобы перенести горькое разочарование. У этих людей было мужество и стремление снова выйти согласно пророчеству из Откр. 10:9-11 с вестью о скором пришествии Христа.
Они видели Его не только как Грядущего в славе, чтобы забрать Своих, но и как Пребывающего в небесном святилище и ходатайствующего за них. Даже после Разочарования их стремление к Нему оставалось таким же сильным благодаря их любви к Иисусу и признательности Ему за совершенное Им при первом пришествии, а так же за совершаемое Им служение в небесном святилище. Так крепко были связаны с Иисусом первые адвентисты.
Акценты смещаются
Хотя наши предшественники и верили в спасение по благодати через веру, тем не менее редко об этом проповедовали. Основной акцент в провозглашаемой вести они делали на приближении Второго пришествия Христа и на своем желании жить в послушании Божьим заповедям, включая заповедь о Субботе. Они не видели особенной нужды проповедовать о спасении через веру. Их слушатели уже верили в это. Само собой разумелось, что вне Христа и Его жертвы за человеческие грехи спасения не существует.
Для них это было очевидной истиной и не требовало особого упоминания. Поэтому в ранних проповедях, книгах и периодической литературе редко упоминалась тема оправдания по вере и спасении по благодати. Была и другая причина, по которой ранние адвентисты редко говорили и писали о спасении по благодати через веру. Они позволили своим оппонентам определять список и порядок приоритетов. Ранних адвентистов неистово атаковали другие христиане. Для защиты некоторых доктрин, например, об обязательном послушании всем заповедям, включая заповедь о субботе, они обращались к Библии. Им легко было найти тексты, прочно связывающие веру в Иисуса с послушанием всем десяти заповедям, включая заповедь о соблюдении Субботы. Они восторженно читали и победно провозглашали: "Если любите Меня, соблюдете Мои заповеди... Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня" (Ин. 14:15, 21). В пылу триумфа акценты адвентистов постепенно сместились от любви и тесного общения с Иисусом к соблюдению закона.
Так, постепенно, Иисус стал исчезать из поля зрения многих адвентистов. О личном опыте любви к Иисусу думали редко. К 1880-ым годам многие адвентисты в значительной степени потеряли Иисуса из виду.
Холодная теория
Духовная жизнь увядала и почти угасла в сердцах этих адвентистов. Елена Уайт, заметив деградацию истинного христианского опыта, стала предостерегать об этой опасности. С начала 70-ых годов она неоднократно обращала внимание на теплое лаодикийское состояние, особенно церкви Батл-Крика, штат Мичиган.1 В 1879 году, обращаясь к служителям, она со скорбью отмечала, что великие и торжественные истины, вверенные церкви, часто "представлялись, как холодная теория". Она предостерегала: "Теория истины без живого благочестия не может рассеять духовную тьму, окружающую душу".2
Говоря о служителях она писала: "Многие из тех, кого они обращают в истину, лишены истинного благочестия. Они может быть обладают теорией истины, но они не до конца обращены. Их сердца плотские; они не пребывают во Христе, а Он в них. Служитель должен представлять теорию Истины, но он не должен на этом останавливаться... Живая связь с Пастыреначальником сделает подопечных живыми представителями Христа, действительно светом миру".3
Примерно в то же время она писала: "Всей душой я желаю видеть наших служителей в размышлении о кресте Христа, с сердцами смягченными и покоренными несравненной любовью Спасителя, которая побудила Его к этой безграничной жертве".4
Большинство членов церкви верили в праведность по вере как в некую абстрактную теорию. Они соглашались с ней умом, но им не доставало живого переживания, принесшего бы мир и радость в их повседневную христианскую жизнь. Почти не зная всего этого, они впали в законничество, крепко уцепившись за доктрины, лишились волнующего опыта жизни с Иисусом как личным Спасителем.
Ущербная христианская жизнь многих членов Церкви привела к все усиливающемуся теплому состоянию в общинах. Руководители церкви признавали необходимость в духовном возрождении. В "Ревью энд Геральд" за 21 ноября 1882 года президент Генеральной Конференции Джордж Батлер призвал совершить с 1 по 3 декабря служение поста и молитвы. Объясняя причину своего призыва, он отметил, что церковь переживает "отступление от веры и духовный упадок". Далее он сказал: "Продвижение в работе сильно замедлилось из-за нашего непосвященного состояния как народа". Это побудило его сделать следующий призыв: "Мы должны быть обращенными людьми".
Во время сессии Генеральной Конференции 1886 года в Батл-Крике Елена Уайт находилась в Швейцарии. Но ей была показана сцена в храме Батл-Крика и ангел, сопровождавший ее, сказал: "Среди людей, несущих ответственность за дело Божье, существует необходимость в великом духовном возрождении".5
Необходимость в возрождении
Видимо, вялое духовное состояние в церкви существовало вплоть до сессии Генеральной Конференции 1888 года в Миннеаполисе. Неоднократно на страницах "Ревью энд Геральд" Елена Уайт выражала свое беспокойство за церковь. Процитируем некоторые из этих утверждений.
В выпуске за 15 февраля 1887 года она говорила: "В церкви слишком много формализма... Заявляющие, что они руководствуются Словом Божьим, могут быть знакомы со свидетельствами своей веры, но все же похожие на гордую смоковницу, хвалящуюся своей листвой перед миром, но Господом найденную бесплодной".
В "Ревью" от 22 марта 1887 года появился призыв к возрождению: "Возрождение истинного благочестия среди нас является нашей величайшей и наиболее безотлагательной нуждой. Нам необходимо стремиться к этому прежде всего... Возрождения можно ожидать только в ответ на молитву. Пока люди настолько лишены Святого Духа, они не способны оценить проповедь Слова... В церкви есть необращенные личности".
В "Ревью" за 24 июля 1888 года она писала следующее: "В душе каждого члена Церкви должен найти отклик торжественный вопрос, как мы стоим перед Богом, называясь последователями Христа?.. Духовная смерть постигла людей, которые могли бы являть жизнь, усердие, чистоту и посвященность, благодаря более ревностной преданности делу истины".
Видимо, многие из собравшихся на встречу служителей и сессию Генеральной Конференции в Миннеаполисе были в состоянии духовной смерти.
Утром 11 октября, во время своего первого выступления на встрече служителей, Елена Уайт сказала: "Братья, мы определенно нуждаемся в достижении более высокого и святого образца".
Неделю спустя, во время своей первой утренней речи на конференции Елена Уайт сказала, что "так много служителей, которые никогда не были обращены" и "не являются причастниками Божественного естества; Христос не пребывает верою в их сердцах". Она добавила, что многие из них приступили к служению, и своим влиянием деморализуют церковь. И, как следствие, "слишком много проповедей, лишенных Христа".
Следующие слова ее проповеди были заключительным призывом: "О, если бы мы обратились! Мы нуждаемся в том, чтобы служители и молодые люди (молодые служители) были обращены".7
Церковь Адвентистов седьмого дня, в начале была группой верующих, наслаждающихся радостным общением с Богом и полагающихся в спасении только на Иисуса. Ко времени конференции в 1888 году она потеряла эту связь с Богом. Говоря духовными образами, многие служители со своими паствами скитались по безводным Гелвуйским горам. Елена Уайт неоднократно употребляла выражение "горы Гелвуйские", как иллюстрацию бесплодного духовного опыта своих собратьев. Бог с состраданием смотрел на Свою возлюбленную Церковь. Он приготовил двух молодых людей, чтобы помочь возродить и восставить слабеющих членов Своей Церкви к живому, действенному, исполненному Духом общению с Собой.


Глава 2
События накануне сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе
Бог избирает вестников
Сессия Генеральной Конференции 1888 года должна была состояться в городе Миннеаполисе 17 октября. Планировалось, что ей будет предшествовать недельная встреча служителей. Двое молодых людей, 38-летний А. Т. Джоунс и 33-летний Э. Дж. Ваггонер, оба являющиеся редакторами журнала "Знамения времени", были приглашены, чтобы представить на этих встречах серию проповедей.
Джоунс был обращен в адвентизм, услышав адвентистскую весть во время прохождения армейской службы в штате Вашингтон. Он проводил все свое свободное время в казарме, изучая историю и Библию, накопив огромный запас знаний. После демобилизации в 1873 году он принял крещение и начал проповедовать адвентистскую весть на Западном побережье. В мае 1885 года он стал помощником редактора журнала "Знамения времени".
Ваггонер был сыном прежнего редактора "Знамений" Дж. X. Ваггонера. Он был врачом, позже став служителем. В 1884 году он становится помощником редактора "Знамений" под руководством своего отца. Когда в 1886 году его отец был послан в Европу для служения, Джоунс и Ваггонер становятся редакторами журнала "Знамения времени".
Они оба пришли к определенным богословским взглядам, некоторые из которых различались с образом мышления, распространенного тогда среди адвентистов. Главным в их взглядах было то, что Христос пленил их, как единственная праведность кающегося грешника. Они познакомились с этой темой при общении с пресвитером Ваггонером, адвентистским новатором в вопросах искупления и праведности по вере. При изучении посланий Галатам, Римлянам, Евреям их переполняло восхищение от ободряющей красоты и очарования Иисуса. Они осознали настоятельную нужду в более глубоком понимании опыта праведности по вере в адвентистской церкви.1
Они оба почувствовали ответственность за распространение этого спасающего знания Христа и Его праведности. Будучи редакторами "Знамений", они использовали страницы этого издания для публикации своих взглядов, предлагали их для обсуждения аудиториях Хелдсбургского колледжа, а также проповедовали об этом в Сан-Франциско.
Кроме того, в ходе своих исследований в истории Джоунс пришел к выводу, что один из рогов в Дан. 7 представляет скорее Алеманов, чем Гунов. Урия Смит, признанный в церкви толкователь пророчеств, поначалу поддерживал Джоунса в его исторических изысканиях, но когда тот пришел к заключению, отличавшемуся от его собственного, Смит перестал поддерживать Джоунса.
Напряженные отношения
Руководителям в Батл-Крике показалось, что эти двое молодых людей нечестно используют свое положение редакторов для распространения перед общественностью своих взглядов, не представив их на рассмотрение "руководящим братьям", процедура, описанная Джеймсом Уайтом в книге "Очерки жизни" в 1880 году.2 Перед прибытием Джоунса и Ваггонера на конференцию появились слухи о том, что они, получив поддержку со стороны Елены Уайт, ее сына Вилли и других на Западном побережье, едут в Миннеаполис, чтобы навязать делегатам свои взгляды. Представление Ваггонера и Джоунса о праведности по вере включало в себя понятие о законе из послания Галатам. Они считали, что оно относилось скорее к Десятисловию, чем к закону церемониальному. Общепринятый взгляд среди адвентистов того времени относил слово "закон" в послании Галатам к церемониальному закону.
Уже несколько лет в церкви шла полемика относительно закона из послания Галатам. В 1886 году Джордж И. Батлер, президент Генеральной Конференции, обратился к Елене Уайт, чтобы выяснить ее понимание вопроса. Не получив какого-либо прямого ответа, он в том же году опубликовал книгу "Закон в послании Галатам", вышедшую в издательстве "Ревью энд Геральд" в Батл-Крике В ней он ссылался на статьи из "Знамений", утверждавших представление о нравственном законе в послании Галатам, резко опровергая эту точку зрения.3
5 апреля 1887 года Елена Уайт писала из Базеля в Швейцарии: "Я в затруднении, ибо за всю свою жизнь не могу вспомнить, чтобы мне было что-либо показано относительно двух законов."4 Она также не имела света относительно обсуждаемой идентификации одного из рогов из Дан. 7.
Она умоляла обе стороны оставить свои субъективные мнения и явить перед миром единство и сплоченность. Она знала, что вопрос их спора не оправдывал отсутствие единства.
Когда она посоветовала открыто и откровенно обсудить оба вопроса, внешне разлад исчез. Ваггонер и Джоунс перестали пропагандировать свои взгляды, если не считать опубликованную Ваггонером в 1888 году брошюру под названием "Евангелие в послании Галатам". Книга эта была выпущена в ответ на изданную Батлером двумя годами раньше и могла быть получена всеми желающими.
Планируя съезд служителей и Генеральную Конференцию 1888 года, Батлер предложил Елене Уайт несколько тем для обсуждения. Среди них он особенно выделил вопрос о десяти царствах из Дан. 7 и тему закона в послании Галатам. Джоунс, помимо своих проповедей о Христе как нашей праведности, должен был представить результаты своих исторических исследований относительно Дан. 7, особенно вопрос о десяти рогах. Выступления относительно пророчеств должны были быть представлены на встрече служителей. Ваггонеру предоставлялось проведение молитвенных служении на протяжении всей сессии, главной темой которых был вопрос праведности Христа в отношении к закону.6
Руководители в Батл-Крике ожидали, что на конференции в Миннеаполисе произойдет конфликт. Особенно их беспокоили взгляды Джоунса и Ваггонера относительно праведности Христа во взаимосвязи с законом в послании Галатам.7


Глава 3
Весть 1888 года
Проповеди Джоунса и Ваггонера, с которыми они выступали на встрече служителей и сессии Генеральной Конференции, не были записаны. Впрочем, как и речи Елены Уайт. Но мы всё же можем выяснить суть их вести, читая их произведения. На этой конференции основной темой Ваггонера была "Христос и Его праведность". И одна из его книг, опубликованная вскоре после конференции, носила название "Христос и Его праведность". В ней мы находим его представления об этом вопросе.
Постижение Христа
Вся эта книга представляет собой радостное восхваление Божьей любви и милости, явленной в Иисусе. Ваггонер призывал своих читателей "постигать Христа непрестанно и вдумчиво". "Христос должен быть представлен миру всеми верующими в Него как распятый Искупитель, чьи благодать и слава способны удовлетворить величайшую нужду этого мира; это означает, что Он должен быть "вознесён" во всей Своей безмерной красоте и силе как "Бог с нами" и этим привлечь к Себе всех".1
Уверенность в прощении всех наших грехов "покоится на том обстоятельстве, что Сам Законодатель, Тот, против Которого мы восстали и Кого попрали, отдал Себя за нас. Во Христе Бог отдал Себя Самого ради нашего искупления, и "пусть никто не думает, что Отец и Сын были разделены в этом деле. Они были едины в этом, как и во всём остальном".2
"Какое удивительное проявление любви! Невинный пострадал за виновного, Праведный за неправедных, Творец за творение, Законодатель за нарушителя Закона, Царь за Своих восставших подданных... Бесконечная любовь не могла найти себе более великого проявления. Теперь Господь может сказать: "Что ещё надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему?"3
Божественная любовь заключила в свои объятия всё творение. Посредством Своей смерти на кресте Иисус искупил весь мир. "Он искупил не определённый класс грешников, но весь мир грешников. "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного" (Ин. 3: 16). Иисус сказал: "Хлеб же, который Я дам, есть плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира" (Ин. 6: 51)." "Ибо Христос, когда ещё мы были немощны, в определённое время умер за нечестивых... Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были ещё грешниками" (Рим. 5: 6, 8).4
Больше чем прошение
Искупив нас Своей кровью, Иисус принимает каждого кающегося. грешника таким, как он есть и облекает его в одежду Своей собственной праведности. Делая это, Он "не прячет грех, но удаляет его. И это показывает, что прощение грехов есть нечто большее, чем просто форма, нечто большее, чем вычёркивание записи о грехах в небесных книгах. Прощение грехов - это реальность, это нечто осязаемое, что непосредственно затрагивает человека. Оно действительно очищает его от вины; если он освобождён от вины, оправдан, сделан праведным, то, несомненно, пережил коренное изменение. Теперь он действительно другой человек".5
Ваггонер показал, что это соответствует учению апостола Павла, который написал, что "кто во Христе, тот новое творение" (2 Кор. 5: 17).
Ваггонер и Джоунс утверждали, что Искупитель идёт дальше прощения грехов. Верующий, который принимает Иисуса как своего Заместителя и Поручителя в спасении, учится познавать Его и как Пример, как Источник сил для победы над грехом. Гарантия победы над грехом прочно покоится на истине о воплощении Христа.6
Природа Христа
Посредством воплощения, объяснял Ваггонер, "Христос воспринял на Себя подобие человека для того, чтобы искупить человека... Он должен был уподобиться человеку греховному, ибо именно греховного человека Он пришёл искупить. Смерть не могла иметь власть над безгрешным человеком, каким был Адам в Эдеме; не могла она иметь власти и над Христом, если бы Господь не возложил на Него все наши беззакония. Более того, тот факт, что Христос воспринял плоть не безгрешного существа, но греховного человека (т. е. со всеми немощами и греховными наклонностями, которым подчинено падшее человеческое естество), явствует из утверждения о том, что Он "родился от семени Давидова по плоти". Давид обладал всеми наклонностями человеческого естества".7
"Ибо незнавшего греха [Христа] Он сделал для нас грехом, чтобы мы в Нём сделались праведными перед Богом" (2 Кор. 5:21). Ваггонер, комментируя этот стих, пишет: "Это гораздо больше, чем утверждение о том, что Он родился "в подобии плоти греховной". Он родился, чтобы стать грехом... Непорочный Агнец Божий, не знавший греха, стал грехом. Безгрешный, действительно взявший на Себя греховное естество, а не только считающийся грешником. Он сделался грехом, чтобы мы могли сделаться праведностью".8
Хотя Ваггонер представлял Иисуса как пришедшего в греховной плоти, всё же он с осторожностью предостерегал от того, чтобы считать Его грешником. Он писал: "Некоторые, дочитав до этого места, могут подумать, что мы умаляем характер Иисуса, низводя Его до уровня греховного человека. Напротив, мы просто превозносим Божественную силу нашего Спасителя, Который добровольно снизошел до уровня греховного человека, чтобы возвысить его до Своей непорочной чистоты, которую Он сохранил при самых неблагоприятных обстоятельствах. Его человеческое естество лишь покрывало Его божественную природу... Вся Его жизнь проходила в борьбе. Плоть, побуждаемая врагом всякой праведности, склоняла ко греху, но Его божественное естество никогда, ни на мгновение не поддавалось злому желанию и ни разу не поколебалось".9 Ваггонер ободрял своих слушателей и читателей торжественным заверением: "Вы можете обладать той же силой, что и Он, если только захотите этого. Он был "обложен немощью", но всё же "не сделал греха" благодаря божественной силе, постоянно пребывающей в Нём".10
Ваггонер обращался к Божьему обетованию, данному через апостола Павла в Еф. 3:14-19, что каждый верующий может быть укреплён Христом, пребывающем в сердце верою через Святого Духа. Таким образом каждая жаждущая душа может быть исполнена полнотой Божьей. Он способен и страстно желает наделить нас силой "несравненно большей всего, чего мы просим или о чём помышляем". Вся сила, пребывавшая во Христе, может пребывать и в нас, ибо Он по благодати щедро дарует её нам. Ваггонер смело утверждал, что в сердце верующего может постоянно пребывать Тот, Кто сильнее сатаны. И верующий может смотреть на нападки сатаны, как из неприступной крепости и говорить: "Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе".11 Весть о праведности по вере, представленная в Миннеаполисе в 1888 году, была поистине вестью надежды и ободрения. Она дарила прощение всех грехов. Более того, она несла победу над грехом. Желание Ваггонера было в том, чтобы прежде сомневающиеся, христиане решились жить с доверием и любовью к Богу. Однако Ваггонер предупреждал, что сатана не склонен позволить своим прежним рабам уйти без борьбы. Он увещевал каждого последователя Христа всегда помнить, что Иисус уже освободил его, и он больше не служитель сатаны. Победа требует постоянного подчинения Божьей воле, и другого пути к победе нет.12
Победа
Говоря о победе над искушением, Ваггонер обратился к своему первоначальному призыву: обращайте свои взоры и мысли к Иисусу. В одной из своих проповедей, напечатанной в журнале "Знамения времени" за 25 марта 1889 г., Ваггонер использовал историческую иллюстрацию, показывающую, как Иисус может придать силы слабому, но кающемуся грешнику в сражении против Греха и сатаны. Он писал: "Солдаты Александра Македонского были признаны непобедимыми. Почему? Потому ли, что они по своей природе были сильнее и мужественнее всех остальных врагов? Нет, но потому, что их вёл Александр. Их сила заключалась в их руководителе. Имея другого вождя, они бы часто терпели поражение. Когда охваченная паникой Объединённая Армия бежала от врага в Винчестере, присутствие Шеридана обратило их поражение в победу. Без него солдаты были бы дрожащей толпой, но во главе с ним они стали непобедимой армией. Если бы вы послушали разговоры этих солдат после битвы, то услышали бы смешанное с радостью прославление их генерала. Они были сильны, потому что он был силен; они были вдохновлены тем же духом, что и Он." Мысли побеждающего верующего не должны быть сосредоточены на искушениях и трудностях. Ваггонер говорил, что если мысли человека сосредоточены на искушениях, он неминуемо станет их жертвой. Вместо этого мысли побеждающего христианина должны быть обращены к Богу и Его могуществу. В качестве примера он привёл историю иудейского царя Иосафата, чья победа над моавитянами и аммонитянами описана в 2 Пар. 20. Ваггонер напоминает своим читателям, что как только Иосафату было сообщено о нападении врага, он тут же обратился к Богу. Стоя со своим народом во дворе храма, он излил свою душу в молитве к Богу. "В Твоей руке сила и крепость, и никто не устоит против Тебя!" - молился он.
От своего имени и от имени народа он сказал Богу: "К Тебе очи наши" (ст. 12). Когда царь и народ смирили себя перед Богом, обратив свои взоры к Нему, им была дарована великая победа над врагом. Ваггонер говорил: "Почему человек, начинающий молиться в час нужды с таким осознанием Божественного могущества, уже имеет победу на своей стороне? Потому, что, обратите внимание, Иосафат не только заявлял о своей вере в удивительную божественную силу, но и считал божественную силу своей собственной". Никто не может победить сатану своей собственной силой. Но в час искушения, писал Ваггонер, каждый верующий должен вспомнить Божье обетование, данное Иосафату: "Не бойтесь и не ужасайтесь... ибо не ваша война, но Божья" (ст. 15).13 Ваггонер видел, что человек, исполненный Святым Духом и взирающий на Иисуса, одержит победу над грехом. "Какие прекрасные возможности открываются для христианина! Каких высот святости он может достичь! Как бы сатана ни воевал против него, атакуя там, где плоть слабее всего, он может покоиться под тенью Всевышнего и быть исполненным полнотой Божьей силы. Тот, Кто сильнее сатаны, может постоянно пребывать в его сердце; и таким образом, смотря на атаки сатаны, как из прочной крепости, он может сказать: "Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе".14
Весть 1888 гола и святилище
Согласно Джоунсу и Ваггонеру, победа над грехом тесно связана с правильным пониманием истины о святилище. Елена Уайт разделяла их взгляды. В своей проповеди 20 октября 1888 года (первая суббота миннеаполисской конференции) она сказала: "Сейчас Христос пребывает в небесном святилище и чем Он занят? Совершает наше искупление, очищая святилище от грехов народа. И поэтому мы должны верою войти с Ним во святилище, мы должны начать работу в святилище наших душ. Мы должны очиститься от всякого осквернения. Нам нужно "очистить себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божьем" (2 Кор. 7:1)".15 Для Елены Уайт отклик на очищение небесного святилища включал в себя очищение храма души каждого верующего. Это отражено в её последующих произведениях. В 1890 году она писала: "Христос очищает небесный храм от грехов народа, и мы должны трудиться на земле в гармонии с Ним, очищая храм души от нравственного осквернения".16 Елена Уайт назвала такое понимание оправдания по вере "поистине трёхангельской вестью".17 Эта истина должна была объединить людей, "соблюдающих заповеди Божьи и имеющих веру в Иисуса" (Отк. 14:12), и приготовить их к встрече Грядущего Господа с радостью и миром. Она описала такое понимание оправдания и праведности по вере одной фразой: "Несравненное очарование Христа".18 Ваггонер и Джоунс прониклись видением этой непревзойдённой славы Христа. Такое представление освободило бы верующих из тисков законничества. И тогда, в 1888 году, они радостно делились этой вестью с делегатами в Миннеаполисе.


Глава 4
Решительная поддержка со стороны Елены Уайт
Несравненное очарование Иисуса
Елена Уайт искренне поддержала весть 1888 года о праведности по вере. "Всем сердцем я говорила аминь", - таков был её отклик на услышанное» от Джоунса и Ваггонера на конференции в Миннеаполисе.1 Было естественным то, что она поддержала эту весть, ибо сама годами проповедовала её. Выступая в Роуме (шт. Нью-Йорк) 19 июня 1889 года, семь месяцев спустя после конференции, она сказала: "Меня спрашивали: что вы думаете о том свете, который представляют эти люди [Джоунс и Ваггонер]? Я проповедовала вам об этом последние 45 лет - о несравненном очаровании Христа. Это то, что я пыталась донести до вашего сознания всё это время. Когда брат Ваггонер высказал эти мысли в Миннеаполисе, это было первым ясным учением по данному вопросу, которое я слышала из чьих-либо ясных уст, не считая разговоров между мной и моим мужем".2
Елена Уайт действительно представляла Иисуса как основание спасения человека. Это могут проиллюстрировать ещё несколько ссылок на её предшествующие произведения и труды. На пикнике у озера Когуа, недалеко от Баттл-Крика (шт. Мичиган), в мае 1870 года она говорила: "Я представляю вам Иисуса, моего благословенного Спасителя. Я восхищаюсь Им, я возвеличиваю Его. О, если бы я обладала нетленными устами, чтобы прославлять Его так, как я желаю! О, если бы я могла встать перед всей вселенной и с хвалой говорить о Его несравненном очаровании:"3 Начиная с этого момента, но особенно после 1888 года, фраза "несравненное очарование Иисуса" появляется всякий раз, когда она подчёркивала, что без Него жизнь христианина невозможна. Елена Уайт часто акцентировала внимание на необходимости живых взаимоотношений с Иисусом, на крайней нужде быть облечённым в одежды Его праведности. В 1882 году она писала: "Недостаточно верить в существование Иисуса, вы должны верить в Него. Вы должны всецело полагаться на Его спасительную благодать." "Гордость да будет распята, а душа одета в бесценную одежду Христовой праведности".4
В утреннем обращении к служителям, собравшимся на сессию Генеральной Конференции в ноябре 1883 года, она утверждала, что Иисус и Его праведность - единственное основание для спасения человека. "Ничто, кроме Его праведности, не может дать нам права на хотя бы одно благословение завета благодати. Мы долгое время желали и пытались достичь этих благословений, но так и не получили их, потому что лелеяли мысль о том, что можем совершить нечто, способное сделать нас достойными их. Мы не отводили взор от самих себя вместо того, чтобы поверить в Иисуса как живого Спасителя. Мы не должны думать, что наши собственные заслуги спасут нас; единственной надеждой на спасение является благодать Христа... Полностью доверяясь Богу и полагаясь на заслуги Иисуса как прощающего грех Спасителя, мы обретём то спасение, которого желаем".5 Она продолжала: "Некоторые полагают, что прежде, чем они могут претендовать на Его благословения, им необходимо пройти испытательный срок и доказать Господу, что они изменились. Но эти драгоценные души могут положиться на Его обетования прямо сейчас. Им необходимо обрести Его благодать и Дух Христов для того, чтобы укрепить их в немощах, иначе они не смогут сформировать христианский характер. Иисус любит нас, приходящих к Heмy такими, какие мы есть - греховные и беспомощные".6
На той же конференции в обращении к служителям на утренней встрече 13 ноября она сказала: "Многие допускают ошибку... они надеются победить посредством своих усилий и своим благочестием достичь уверенности в любви Бога. Они не используют веру, они не верят, что Иисус принимает их покаяние и сокрушение. И так, день за днём, они усиленно трудятся, не находя покоя и мира. Когда сердце полностью вверяется Богу, любовь наполняет душу, иго Христа становится благим, а бремя Его - лёгким. Воля сливается с волей Божьей, и то, что раньше было тяжёлым крестом, становится радостью".7 Елена Уайт верила, что весть о праведности по вере приводит к тесному общению с Иисусом, приносит победу над искушением. Услышав в Миннеаполисе столь насущную весть Ваггонера, она, конечно же, оценила её. Она надеялась, что эта весть пробудит прибывших на конференцию от духовной спячки так, что они возвратятся домой с Христовой благодатью в сердце и Его вестью на устах.
Божьи вестники
В последний четверг конференции, 1 ноября 1888 года (сессия завершилась в воскресенье, 4 ноября), Елена Уайт сказала: "Д-р Ваггонер говорил с нами прямо. В сказанном им содержится драгоценный свет... Я вижу красоту истины в представлении темы праведности Христа по отношению к Закону, сделанном доктором. Многие из вас говорят, что это свет и истина. Всё же, раньше вы не представляли эту истину в таком свете... Услышанное нами находится в совершенной гармонии с тем светом, который Бог соблаговолил открыть мне в предыдущие годы".8 После Миннеаполисской конференции Елена Уайт всегда говорила с симпатией про весть о Христе как нашей праведности, которую Ваггонер и Джоунс представили так ясно. Она решительно поддерживала "этот свет, который они несут".9
В одной из своих проповедей во время пробудительных собраний с Джоунсом в Южном Ланкастере (шт. Массачусетс) в январе 1889 года она свидетельствовала, что он представлял "весть для настоящего времени, которую Господь послал Своему народу".10 Позже, летом, она говорила: "Эта весть - оправдание по вере [провозглашаемая Джоунсом и Ваггонером] - является вестью от Бога. Она несёт Божественную печать, ибо плод её - святость".11 В 1892 году Елена Уайт назвала её "громким кличем третьего ангела, который начался в откровении праведности Христа, прощающего грех Искупителя. Это - начало света ангела, чья слава должна наполнить всю землю".12 Для неё "весть, данная... через А. Т. Джоунса и Э. Дж. Ваггонера, есть Божья весть к Лаодикийской. церкви".13
В мае 1895 года она написала, что Бог поручил Ваггонеру и Джоунсу "нести особенную весть этому миру".14 В своём письме президенту Генеральной Конференции 0. А. Ольсену, которое она писала 1 мая 1895 года с Тасмании, Елена Уайт вспоминала: "Господь по Своей великой милости послал Своему народу самую драгоценную весть через пресвитеров Ваггонера и Джоунса. Эта весть должна была прославить перед миром вознесённого Спасителя, Жертву за грехи всего мира. Она представляла оправдание через веру в Поручителя; она приглашала людей принять праведность Христа... Это -весть, которую Бог поручил нести этому миру. Это - трёхангельская весть, которая должна быть провозглашена громким голосом при обильном излитии Святого Духа... Весть Евангелия о Его благодати должна была быть дана Церкви ясно и отчётливо, чтобы мир больше не говорил, что адвентисты седьмого дня говорят о законе и только о законе, но не учат вере во Христа... Поэтому Бог дал Своим рабам свидетельство, представлявшее истину такой, какая она есть в Иисусе, трёхангельскую весть, представленную ясно и отчётливо".15 В этом же письме она продолжала: "Бог дал Своим вестникам то, в чём нуждались люди. Те, кто принял весть, обрели великие благословения, ибо увидели яркие лучи Солнца Праведности так, что в их сердцах появились жизнь и надежда. Они взирали на Христа".16
Существует множество подобных свидетельств Елены Уайт, которые утверждают Божественное одобрение вести Ваггонера и Джоунса. Она также пыталась предупредить отвержение вести о праведности по вере, представленной Ваггонером и Джоунсом. Она особенно подчёркивала, что люди сами по себе могут быть уведены от истины сатаной. Но всё же случившееся в будущем отступление не могло свести на нет данную им Богом весть о праведности по вере. В двух своих письмах за 1892 год, оглядываясь назад, Елена Уайт писала: "Если Господни вестники спустя некоторое время после мужественного отстаивания истины падут под искушением и обесчестят Того, Кто послал их, то будет ли это доказательством того, что их весть неистинна?.. Грех вестников Божьих даст сатане повод для радости, а отвергнувшие вестников и саму весть будут торжествовать. Но это вовсе не освободит от вины тех, кто отверг весть истины, посланную Богом".17
"Вполне возможно, что пресвитеры Джоунс и Ваггонер могут быть побеждены искушением врага, но даже если это так и будет, то это не доказывает, что они не имели вести от Бога, и всё, что они делали, было ошибкой".18
К сожалению, этим опасениям суждено было стать пророческими. Но в 1888 году и в последующие несколько лет пресвитеры Ваггонер и Джоунс, несомненно, выполняли дело Божье, проповедуя весть о праведности по вере и надеясь, что это станет жизнью Церкви.


Глава 5
Что же произошло на сессии Генеральной Конференции в 1888 году?
Спорные вопросы
Сессия Генеральной Конференции 1888 года была единственной, проведённой нашей Церковью в Миннеаполисе (шт. Миннесота). Созывы большинства сессий Генеральной Конференции, проводимых в каком-то конкретном городе только однажды, вскоре забываются. Почему же тогда Миннеаполисская сессия стала почти жаргонным выражением для многих адвентистов седьмого дня? Что же в действительности случилось на Миннеаполисской сессии, сделав её столь значимой?
Как уже говорилось выше, встреча служителей, начавшаяся 10 октября, предшествовала сессии Генеральной Конференции. По плану руководителей Генеральной Конференции во время этих двух мероприятий должны были быть полностью обсуждены и утверждены два вопроса, которые Ваггонер и Джоунс обсуждали на Западном побережье: (1) - рога из Дан. 7; (2) - Христос как наша праведность во взаимосвязи с законом из послания Галатам. По окончании встречи служителей, на которой Джоунс выступал относительно Дан. 7, большинство делегатов заняли разные позиции относительно того, гуннов или алеманов представлял один из десяти рогов. Делегаты называли себя "гунны" или "алеманы", в зависимости от того, были они на стороне Урии Смита и исторического адвентизма или на стороне Джоунса. Джоунс рассуждал убедительно, и никто не мог опровергнуть его аргументы и доказательства. Но на многих отталкивающе действовала его порывистая неучтивость по отношению к уважаемому Урии Смиту. Джоунс обвинил его в безграмотности, когда тот скромно согласился, что просто следовал другим библейским комментаторам в своей интерпретации десяти рогов.
На то время Елена Уайт ещё не заняла определённой позиции относительно рогов в Дан. 7 и относительно закона в послании Галатам. Тем не менее, она упрекнула Джоунса за его грубое замечание.1 Относительно вопроса, гунны или алеманы представляли один из десяти рогов, популярный адвентистский историк А. В. Спалдинг писал: "Обсуждать этот незначительный исторический вопрос перед лицом необъятных тем искупления и Закона Божьего было всё равно, что сосредотачивать несколько батальонов для захвата небольшой хижины в то время, как исход сражения решался на поле боя. Но для Смита овладеть хижиной казалось важным. Это была его хижина. Если бы он отступил от этой позиции, то тогда его могли бы разбить на голову и во всём остальном".2 Несогласие относительно рогов было прелюдией раскола относительно доктрины о Христе как нашей праведности. Во время конференции это стало настоящим яблоком раздора. К тому же, эта тема включала в себя закон из послания Галатам. Стихи о законе, например, как о "нашем детоводителе" в Гал. 3: 24, Ваггонер относил к нравственному закону. Это объяснение расходилось с традиционным толкованием адвентистов седьмого дня и получило сопротивление со стороны Батлера, Смита и других признанных лидеров.
Два эпизода
Эта краткая глава не является попыткой выявить мотивы и отношения всех участников конференции к вести 1888 года. Лучше ограничиться утверждениями Елены Уайт относительно реакции делегатов во время конференции. Но сперва несколько фрагментов из случившегося на конференции. Это объяснит некоторые из обращений Елены Уайт к конкретным руководителям.
В одном случае, когда старшие служители стали всё больше противиться тому, что представлял Ваггонер, Р. М. Килгор, администратор с Юга и член комитета Генеральной Конференции, предложил отложить темы Ваггонера о праведности по вере до приезда Батлера, который в то время был болен. Елена Уайт, сидевшая на этом собрании на сцене, тотчас встала и возразила, говоря: "Желает ли Господь, чтобы Его дело ожидало пресвитера Батлера? Господь хочет, чтобы Его дело продвигалось вперёд и не ждало кого-либо из людей".3 Поскольку никто не возразил на замечание Елены Уайт, Ваггонер продолжал выступать.
Другим случаем была ответная реакция Дж. X. Моррисона на выступление Ваггонера. Оппоненты Ваггонера избрали Моррисона представить официальный ответ Ваггонеру. Моррисон, президент Конференции штата Айова, утверждал, что адвентисты седьмого дня всегда верили и учили оправданию по вере. Формально это, конечно же, было правильно, но он не смог признать, что эта основополагающая доктрина, ведущая к более глубокой жизни во Христе, была затемнена заслоняющим всё акцентом на законе. Говоря искренне и ревностно, он, тем не менее, не смог убедить многих своих слушателей в том, ЧТО учение Ваггонера не было истиной Божьего Слова. Ответ Джоунса и Ваггонера на сказанное Моррисоном был прост и скромен. Они решили не высказывать личных суждений, а ограничиться прочтением шестнадцати стихов из Писания. Неожиданная тишина воцарилась в аудитории, когда эти двое стояли и по очереди читали вслух места из Библии. После этого они заняли свои места. Была произнесена молитва, и собрание закончилось. Такой особенный ответ на выпад Моррисона оказал глубокое и незабываемое впечатление на делегатов.4
Не тот дух
Во время проведения встречи служителей и конференции Елена Уайт выступала около двадцати раз. В своей первой речи на конференции утром 18 октября она вскользь обратила внимание на необходимости иметь живой опыт праведности по вере, указав своим слушателям на слова Иисуса: "Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15:5). Она сказала: "В эти последние дни нам поручена великая и важная истина. Но просто соглашение с ней и убеждённость в ней нас не спасут. Принципы истины должны быть вплетены в наш характер и нашу жизнь". Для этого, указала она, "мы в это время крайне нуждаемся в смирении перед Богом, чтобы Святой Дух мог сойти на нас." Она говорила, что многие обладают только поверхностным знанием истины и им необходимо исследовать Писания для самих себя, чтобы "увидеть, соответствуют ли их взгляды Слову Божьему".5
В своей речи к служителям 21 октября Елена Уайт с сожалением говорила о "злых речах и мыслях", имевших место "на этой конференции". Она продолжала: "Мне было больно слышать столько насмешек среди пожилых и молодых, когда они сидели за обеденным столом". Она призывала молодых служителей, которые только приступали к служению, "смотреть, как они слушают" и "быть осторожными в противлении драгоценным истинам [вести о праведности по вере], о которых вы сейчас так мало знаете".6
Ровно неделю спустя после начала конференции, 24 октября, на встрече со служителями Елена Уайт выразила сожаление о том, что конференция "приближается к концу, а ещё не сделано ни одного исповедания; не было дано ни одного шанса для присутствия Святого Духа." Она продолжала: "Какая польза от того, что мы собрались вместе, что здесь присутствуют наши братья-проповедники, если они здесь только для того, чтобы не допустить Духу Божьему прийти к людям? Мы надеялись, что здесь произойдёт обращение к Господу. Возможно, вам кажется, что вы достигли всего, чего желали... Если служители не примут свет, я хочу дать шанс людям; может быть, они примут его".7 Относительно побуждения Килгора отложить выступление Ваггонера, пока не прибудет Батлер, она сказала: "Здесь присутствует пресвитер Смит и пресвитер Ван Хорн, которые держатся истины уже многие годы, и всё же мы не должны касаться этого вопроса до прибытия Батлера. Пресвитер Килгор, я не могу до конца выразить вам своё огорчение, которое охватило меня, когда вы сделали то замечание, потому что я разочаровалась в вас... Обратимся же за истиной к Господу вместо того, чтобы проявлять воинственный дух". Она также выразила надежду, что Моррисон, представлявший официальный ответ на выступление Ваггонера, "обратится и примет Слово Божье с кротостью и Духом Божьим". Елена Уайт с глубоким сожалением отметила, что Дух Божий не присутствовал на их собрании. Позже она с печалью признала, что её "собратья по служению пришли на ту конференцию с духом, который не был Духом Божьим".8 Отсутствие Духа лишило истину силы. Она утверждала: "Я видела, что драгоценные души, которые должны были постичь истину, были отвращены от неё из-за того, как с ней обращались, потому что там не было Иисуса. И вот к чему я призывала вас всё это время - мы нуждаемся в Иисусе. В чём причина того, что Дух Божий не посещает наши собрания?"9
Печальная глава истории
Перед окончанием конференции Елена Уайт сделала ясное заявление в адрес "братьев, собравшихся на Генеральной Конференции". В своей речи она призывала к более глубокому исследованию Слова. Она начала речь, умоляя их "воспитывать в себе христианский дух", не поддаваться "сильному чувству предубеждения", но "быть подготовленными исследовать Писания беспристрастно, с благоговением и искренностью... Нельзя позволять своим чувствам влиять на наши слова или суждения... Как христиане, вы не имеете права вынашивать чувство вражды, злобы и предубеждения по отношению к доктору Ваггонеру, представившему свои взгляды ясно и откровенно, как и подобает христианину".10 В заключение своей речи она сказала: "Те, кому несвойственно самим думать и исследовать, верят в определённые доктрины только потому, что в них верят их соработники. Они противятся истине, не обращаясь к Писанию, чтобы самим выяснить, что есть истина. Так как те, кому они доверяют, сопротивляются свету, они также встают в оппозицию, не зная, что они отвергают совет Бога, обращённый именно к ним... Ни для одного из этих молодых людей неразумно посвящать себя решению на этом собрании, где на повестке дня стоит скорее противостояние, чем исследование. Предметом вашего изучения должно стать Писание, и тогда вы узнаете, что обладаете истиной. Откройте свои сердца, чтобы Бог мог написать истину на его скрижалях".
Она закончила эту речь, вновь отметив, что на этой конференции одержала победу оппозиция по отношению к Духу. "Когда приходит Дух Божий, место разногласий занимает любовь, потому что Иисус есть любовь. Если бы здесь Его Дух был принят с нежной заботой, то наше собрание уподобилось бы потоку в пустыне".11 С глубоким сожалением Елена Уайт осознавала, что на этой конференции Духу Божьему не было позволено быть невидимым Руководителем. Его руководство устранило бы разногласия и наполнило бы всех Божественной любовью. Впоследствии она всегда вспоминала эту конференцию с печалью. Она писала: "Мне было сообщено, что ужасный опыт Миннеаполисской конференции является одной из самых печальных глав истории верующих в истину для настоящего времени".12


Глава 6
Святой Дух оскорблён
Пресвитер Батлер
Противники вести 1888 года в Миннеапоисе объединились под руководством президента Генеральной Конференции Джорджа Батлера. Отсутствуя по причине болезни, он тем не менее в значительной степени управлял комитетом Генеральной Конференции и руководил большинством служителей на этой конференции. Пять лет спустя в своей статье под названием "Личное", опубликованной в "Ревью", Батлер исповедал своё сопротивление вести о праведности по вере, представленной Ваггонером и Джоунсом. Он писал: "Но по целому ряду причин, о которых здесь нет необходимости упоминать, я не симпатизирую несущим перед народом то, что я только сейчас считаю светом".1
В одной из своих утренних речей на конференции Елена Уайт сказала: "Никогда прежде я не была встревожена так, как в настоящее время". Она имела в виду противостояние Батлера вести о праведности по вере и предложение Килгора отложить обсуждение закона из послания Галатам, пока не приедет Батлер.2 В этой главе мы рассмотрим оценку Елены Уайт, сделанную её при воспоминаниях об этой конференции. В тот же день в своём письме она поведала своей невестке Мэри: "Мы [её сын Вилли, муж Мэри, и она сама пережили самое тяжёлое и непостижимое противодействие, когда-либо проявлявшееся среди нашего народа". Они с Вильямом "должны были каждое мгновение быть на страже, чтобы не были совершены поступки и не приняты решения, могущие нанести ущерб будущей работе. Она продолжала: "Нездоровый человеческий разум обладал руководящей силой над комитетом Генеральной Конференции, служители стали тенью и голосом пресвитера Батлера... зависть, злые подозрения, ревность действовали подобно закваске, пока не вскисло всё тесто...
Мы думаем, что пресвитер Батлер совершал служение на 3 года больше положенного и теперь лишился всякого смирения и кротости. Он думает, что его положение даёт ему силу быть непогрешимым. Искоренить эти представления из сознания братьев было трудной задачей. Это трудно будет сделать, но мы верим в Бога... Я благодарна Богу за силу, свободу и могущество Его Духа, проявившиеся в моём свидетельстве, хотя оно оказало наименьшее влияние на многие сердца, чем когда-либо в моей жизни. Казалось, сатана имеет силу помешать моей работе в удивительной степени. Но я прихожу в трепет при одной только мысли о том, что могло бы произойти на этой встрече, не будь нас там".3 Это была её первая реакция на случившееся на конференции.
Непостижимое противление
В начале 1889 года она встретилась с руководителями в Батл-Крике и кратко сообщила о случившемся в Миннеаполисе. Говоря о своём выступлении, она писала: "Я рассказала им о том затруднительном положении, в котором я оказалась, оставшись совсем одна и вынужденная обличать греховный дух, который был руководящей силой на том собрании. Подозрения, зависть, дурные предположения и противление Духу Божьему - на всё это было обращено их внимание... Я утверждала, что избранный в Миннеаполисе путь был жестокостью по отношению к Духу Божьему".4
В мае 1890 года она упомянула о продолжающейся оппозиции по отношению к вести 1888 года, впервые проявившейся в Миннеаполисе. Она заметила: "Христос отметил все грубые и гордые и презрительные речи против Его слуг как обращённые против Него Самого".5
В своём письме, написанном в 1892 году, Елена Уайт вспоминала своё огорчение от преобладавшей в Миннеаполисе позиции, подобной отношению Корея, Дафана и Авирона, и свои планы покинуть конференцию. Она писала: "Когда я уже намеревалась оставить Миннеаполис, ангел Господень предстал предо мной и сказал: "Не делай этого; тебе ещё предстоит совершить здесь работу, предназначенную Богом. Люди выступают здесь в роли восставших Корея, Дафана и Авирона. Я поставил тебя там, где ты должна быть, но те, кто не пребывают во свете, этого не осознают. Они не будут испытывать нужды в твоём свидетельстве, но Я буду с тобой, Моя благодать и сила поддержат тебя. Они отвергают не тебя, а вестника и весть, которую Я послал Своему народу. Они показали своё презрение к Слову Господню. Сатана ослепил их глаза и извратил их суждение. И если каждая душа не раскается в своём грехе, этой неосвящённой независимости, оскорбляющей Духа Божьего, они останутся во тьме. Я сдвину светильник с его места, если они не покаются и не обратятся, чтобы Я исцелил их. Их духовное видение омрачилось. Они не желают, чтобы Бог явил Свой Дух и Своё могущество, ибо они имеют дух насмешки и презрения к Моему слову. Каждый день они проявляют легкомыслие и поверхностность, острят и насмехаются. Они не обратили Свои сердца, чтобы найти Меня. Они живут в бликах своего собственного пламени и, если не покаются, то пожнут горе".
Никогда прежде я не видела среди нашего народа такой непоколебимой самоудовлетворённости и нежелания принять и признать свет, явленный в Миннеаполисе. Мне было показано, что ни один из тех, лелеял дух, явленный на том собрании, не получит снова ясного света, чтобы различить драгоценность истины, посланной им с Неба, пока они не смирят свою гордость и не признают, что не были водимы Духом Божьим, а их сердца были наполнены предубеждением. Господь желал приблизиться к ним, благословить и исцелить их отступление, но они не поняли этого Ими руководил тот же самый дух, которым были движимы Корей, Дафан и Авирон".6
Елене Уайт было трудно избавиться от неприятных воспоминаний, связанных с Миннеаполисской сессией Генеральной Конференции. В 1892 году она писала Урии Смиту в том же духе: "Я никогда не смогу забыть пережитое нами в Миннеаполисе и открытое мне о духе, управлявшем тогда людьми, их словами и действиями, совершёнными в согласии с силами зла. Некоторые совершили исповедание... другие - нет... На этом собрании они были движимы другим духом и не знали, что Бог послал этих молодых людей, пресвитеров Джоунса и Ваггонера, нести особую весть, к которой они отнеслись с насмешкой и презрением, не осознавая, что небесные жители смотрели на них и отмечали их слова в небесных книгах... Я знаю, что тогда Дух Божий был оскорблён".7
В послании из Австралии, прочтённом на сессии Генеральной Конференции в 1893 году, Елена Уайт говорила относительно Миннеаполисской Конференции: "Влияние, берущее своё начало от противления свету и истине в Миннеаполисе, направлено к тому, чтобы лишить силы свет, данный Богом Своему народу через Свидетельства...
Работа противников истины неуклонно продвигается вперёд, и всё это время мы вынуждены затрачивать все наши силы на противодействие врагу, действующему в наших рядах".8
Три года спустя Елена Уайт сделала следующие тревожные заявления относительно Миннеаполисской сессии: "Враг многое совершил так, как того хотел [на Миннеаполисской конференции]... Все собравшиеся на той встрече имели благоприятную возможность встать на сторону истины, приняв Святого Духа, Которого Бог послал в столь обильном потоке любви и милости... Всё произошедшее на этом собрании заставило Бога небес стыдиться называть братьями тех, кто принимал участие в этих событиях. Небесный Наблюдатель заметил всё это и записал в Божью памятную книгу.9
О тех, кто принять Святого Духа и вынашивал неосвящённые чувства на Миннеаполисской конференции, она сказала: "Тот же самый дух, который двигал отвергающими Христа, пребывает в их сердцах. И если бы они жили во времена Христа, они поступили с Ним таким же образом, как и нечестивые и неверующие Иудеи".10
В другом месте Елена Уайт выразила ту же мысль в следующих словах: "Все небожители стали свидетелями позорного отношения к Иисусу Христу, пребывающему через Духа Святого. Если бы Христос был перед ними, они обошлись бы с Ним так же, как Иудеи".11
В 1897 году Елена Уайт написала следующие строки о том же: "Оскорблённый и униженный Бог будет свидетельствовать, провозглашая сокрытые грехи. Как священники и правители, исполненные возмущения и страха, нашли выход в бегстве при повторном очищении храма, так это будет и в последние дни".12
С течением лет оценка Еленой Уайт Миннеаполисской конференции не становилась более позитивной. Пожалуй, она становилась более резкой, когда она указывала на состояние мятежа против Бога. Она оглядывалась на то собрание, как в основном вражду с Богом и борьбу с победным шествием Его истины.
Духовная слепота
Из всех этих исполненных болью заявлений Господней слуги можно сделать вывод, что на Миннеаполисской конференции Святой Дух испытал не только сопротивление, но и жестокое отношение к Себе. Эта жестокость проявилась в суровых, высокомерных и презрительных речах, обращённых против избранных Божьих вестников, Джоунса и Ваггонера. Говорившие не осознавали, что их жестокие слова были обращены к Самому Христу.
Когда делегаты отвергли Господних вестников, они нанесли оскорбление Духу Божьему. Сатана ослепил их глаза, и они отдались его руководству подобно Корею, Дафану и Авирону во время их восстания против Моисея. Движимые злым духом и говорящие под его влиянием, они оскорбили Святого Духа. Всё это было записано небесными жителями.
Небо стыдилось называть противников вести 1888 года своими детьми. Некоторые из них были лидерами, такие, как Батлер и Смит, которые заняли Божье место в мышлении большинства служителей. Под их руководством большинство делегатов, прибывших на конференцию, зашли так далеко в своём противостоянии Святому Духу, что, появись среди них Иисус, они поступили бы с Ним, как Иудеи в древности, они бы распяли Его. В небесных книгах отвергнувшие в Миннеаполисе весть 1888 года значатся, как убийцы Иисуса, так как "в небесные книги записываются грехи, которые были бы совершены, будь для этого благоприятная возможность".13
Тревожная духовная слепота существовала на конференции. Елена Уайт писала: "Я знаю, что умы многих были поражены слепотой, из-за чего они не могли различить Духа Божьего и то, что составляет истинный христианский опыт. Было мучительно осознавать, что это были те, кто управляют Божьим стадом...
Наши братья, занимающие руководящие должности в деле Божьем, должны были быть настолько тесно связаны с Источником всякого света, что не назвали бы свет тьмой, а тьму светом".14
Это тревожное состояние не исчезло бы, если бы Святой Дух был отнят от Миннеаполисского собрания. Святой Дух присутствовал в силе, пытаясь изменить ход событий. В 1895 году Елена Уайт писала: "Снова и снова Дух Господень приходил в собрание с убеждающей силой несмотря на неверие, проявляемые некоторыми присутствующими".15 Но с Ним обошлись, как с непрошеным гостем. Присутствующие отказались признать и принять Его, когда они отвергли весть о праведности по вере, обвиняя её последователей в фанатизме.16
14 лет спустя после Миннеаполисской конференции ужасные переживания всё ещё оставались в памяти Елены Уайт. Она вспоминала об этом, как об "ужасном опыте... одной из самых печальных глав в истории верующих в истину для настоящего времени".17
Она отметила, что на Миннеаполисской сессии "сатана многое совершил так, как он хотел... обманув человека".18 Её молитвой были слова: "Да не даст Бог, чтобы когда-нибудь снова случилось подобное тому, что произошло в Миннеаполисе".19


Глава 7
Почему Иисуса предали и распяли?
Следование за лидерами
Поражает воображение тот факт, что делегаты сессии Генеральной Конференции адвентистов седьмого дня могли обойтись со Святым Духом так позорно, оскорбляя и причиняя Ему боль, и, говоря образно, распяли Иисуса в лице Святого Духа. Как это было возможно? Собравшиеся на сессии делегаты не исследовали Писания лично для себя, к чему их от всего сердца призывала Елена Уайт на конференции. Вполне понятна их непримиримость, неизменённых спасающей вестью Библии через преобразующее влияние Святого Духа. Без личного понимания вопроса естественным было последовать за своими лидерами. Выдающимися среди них были Джордж Батлер и Урия Смит, которых поддерживали Моррисон и другие. Елена Уайт писала, что позиция Батлера, излагаемая делегатам в "телеграммах и длинных письмах" во время его болезни в Батл-Крике, заключалась в том, чтобы "следовать старым вехам". Так, как если бы Господь не присутствовал на этой конференции и не держал бы в Своей руке её работу", - писала она.1 Обычно перемены трудны и болезненны, а иногда даже опасны. Вина вменяется с большей готовностью в тех случаях, когда что-то не так во время перемен, чем когда беда настигает во времена следования старым правилам. Обычно человеческая инерция заставляет оставить всё по-старому. Батлер и его последователи решили обезопасить себя, следуя "старым вехам". Но Божий план был продвигаться вперёд! "Нежелание отказаться от предвзятых мнений и принять эту истину лежало в основе оппозиции, проявленной в Миннеаполисе по отношению к вести Господа, принесённой через братьев Ваггонера и Джоунса. Вызвав эту оппозицию, сатана преследовал цель - лишить наш народ той великой силы Святого Духа, которую Господь так желал дать им. Враг помешал им воспользоваться действенной силой для возвещения истины этому миру, с которой апостолы провозглашали её после дня Пятидесятницы. Свету, призванному озарить всю землю лучами своей славы, было оказано сопротивление. Нашими же собственными братьями этот свет в значительной степени был сокрыт от мира".2
Урия Смит был непосредственным представителем Батлера на Миннеаполисской конференции. Он был одним из самых образованных людей деноминации, уважаемый редактор и учитель. Многие из служителей были его студентами в колледже Батл-Крика, где он был первым библейским учителем и заведовал кафедрой библейской экзегетики с 1875 по 1882 год. Его способности помогли Привлечь внимание студентов к новому колледжу. К 1885 году более 30 его студентов были адвентистскими служителями. Многие другие посещали его библейские лекции. По просьбе комитета Генеральной Конференции после 1873 года он проводил эти лекции в различных штатах для обучающихся служителей. Десятилетиями его мышление значительно влияло как на служителей, так и на рядовых членов Церкви.3
Для большинства служителей было естественным следовать за их проверенными лидерами (мы говорим это без осуждения). Для чего им нужно было связываться с двумя молодыми выскочками с Западного побережья, не имевшими даже опыта служения в Церкви, тогда как Батлер, Смит, Моррисон и другие были признанными руководителями? Кроме того, напряжённость по отношению к Ваггонеру и Джоунсу проявилась уже во время встречи служителей.
Прежде всего, конфликт вызвало само различие в личностях между Джоунсом и Ваггонером и лидерами Церкви. По сравнению с хорошо известными лидерами как Джоунс, так и Ваггонер были всего лишь юнцами. Батлеру было 54 года, Смиту, секретарю Генеральной Конференции, было 56; А. Р. Генри, казначею, и Р. М. Килгору, другому члену комитета Генеральной Конференции, было по 49 лет. Помимо этого, Джоунс и Ваггонер отличались от рядового служителя-адвентиста тех времён как внешне, так и внутренне. Джоунс, обращённый в адвентизм во время службы в армии, был высокого роста, угловатый, обладавший несколько грубыми манерами. Несмотря на это был хорошим оратором и имел фотографическую память. Ваггонер был невысок ростом, коренастый и немного пугливый. Он имел богатый багаж знаний благодаря всестороннему обучению. К тому же, он обладал даром красноречия. Вместе Джоунс и Ваггонер представляли собой наилучшее сочетание для продвижения своего христианского убеждения.
Групповое мышление
Следуя принципу группового мышления, многие делегаты Миннеаполисской конференции оказались соучастниками греха отвержения вести праведности по вере. Так как их многие уважаемые и любимые руководители отвергли весть в Миннеаполисе, он последовали за ними, тоже отвергая её. Этот же вопрос, только в другом контексте, Елена Уайт освещает следующим образом: "Освящающее влияние одного ума на другой является великой силой, творящей добро; но также сильно это влияние в сторону зла в руках тех, кто противостоит Богу... Люди становятся искусителями своих ближних. Они лелеют развращённые сатанинские чувства, оказывая тем самым совершенно непреодолимое влияние".4 Как раз от этого предостерегала Елена Уайт в своём обращении к участникам конференции 1 ноября: "Существует определённая опасность того, что исповедующие истину могут оказаться в положении, в котором оказались Иудеи. Они переняли идеи людей, с которыми общались".5
В своём письме С. Н. Хаскеллу 1894 года, вспоминая Миннеаполисскую конференцию, Елена Уайт писала: "Люди, избранные Богом для особой работы, подвергались опасности из-за того, что народ смотрел на людей вместо того, чтобы смотреть на Бога. Когда старейшина Батлер был президентом Генеральной Конференции, служители поставили его, старейшину Смита и некоторых других на место, где должен был быть лишь Бог".6 Их ошибка вполне понятна, хотя невозможно извинить стражей Церкви, как их называла Елена Уайт, за готовность следовать скорее за людьми, чем за Святым Духом.
В первоапостольской Церкви Павел был необыкновенно одарённым и смелым христианским мыслителем. Он отважился непоколебимо стоять лишь за истину. Эта черта его характера проявилась, когда после пережитого им на дороге в Дамаск он порвал связь со всеми своими фарисейскими друзьями и стал последователем смиренного Назарянина. Но во время своего последнего визита в Иерусалим он тоже оказался неверным Богу, желая угодить лидерам Иерусалимской церкви. Когда они посоветовали Павлу присоединиться к четырём назореям в исполнении Моисеевых ритуальных обрядов, он согласился с их просьбой и сделал так (см. Деян. 21: 23-26). Непоколебимый Павел оказался под влиянием, как мы говорим сегодня, группового мышления. Но, пытаясь угодить своим друзьям-служителям и братьям, он зашёл слишком далеко. Елена Уайт, комментируя соглашательство Павла с руководством, пишет: "Это указание не было побуждено Духом Божьим; оно было следствием малодушия и трусости". Павлу "не было разрешено Богом уступить в такой степени, как они просили". Но "он был принуждён уклониться от твёрдого, определённого пути, по которому он до сих пор следовал", побуждаемый "огромным желанием быть в гармонии со своими братьями и своим уважением к апостолам, бывшим со Христом, и к Иакову, брату Господа".7
Пётр, другой столп среди апостолов, оказался в той же ловушке, пытаясь угодить своим иудейским собратьям из Антиохии в Сирии (см. Гал. 2: 9-14). Иронично, что Павел, так строю укорявший Петра за его ошибку в Антиохии, позже оказался в той же самой ситуации.
Препятствия на пути света
Во свете этих ошибок Петра и Павла легко понять, каким образом большинство делегатов Миннеаполисской конференции последовали за своими лидерами в отвержении вести 1888 года. Действительно, предостережение Павла применимо ко всем нам: "Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть" (1 Кор. 10: 12). Это неприятная мысль, но всё же это правда, что на Миннеаполисской конференции руководители Церкви адвентистов седьмого дня повторили роль иудейских лидеров во дни Иисуса. Во время земного служения Христа иудейский народ в своём большинстве относился к Нему благосклонно. Именно иудейские лидеры позже побудили их требовать Его распять. В 1888 году именно руководящие братья были остриём копья оппозиции по отношению к вести о праведности по вере. Они собрали вокруг себя большинство служителей и через них повлияли на ещё большее количество рядовых членов.
Всегда Божий план был в том, чтобы вести Свой народ через руководителей. Бог говорил к Моисею, а он передавал Божью волю народу. В более поздние библейские времена пророки были Его особыми вестниками. Когда апостол Павел был призван Его посланником среди язычников, Дух направил Ананию, представителя Церкви, дать ему это божественное поручение и сказать Павлу, что делать (см. Деян. 22: 10-16).
В общении со Своим народом Бог использует посредников. Это наглядно представлено в Отк. 1:1. По есть и обратная сторона. Божья весть встретила препятствия на пути к людям, когда руководители оказались неверными. Елена Уайт писала, что в 1888 году свет был скрыт от Божьего народа "нашими же собственными братьями". Но Божественное избрание руководителей не снимает с нас личной ответственности. Мы не должны слепо следовать лидерам. Преимуществом каждого верующего является познание Божьей воли через Его Слово, освещённое Святым Духом. Слово было дано через Духа (см. 2 Пет. 2: 21), поэтому испытываемые нами побуждения Духа Святого всегда будут в согласии со Словом. И Дух Святой стремится побуждать каждого поступать верно.
На Миннеаполисской конференции были некоторые, которые знали Слово и следовали указаниям Духа без колебаний. Когда истина Божья была открыта перед ними Божьими вестниками на конференции, Дух Святой помог им увидеть свет. Среди них была Елена Уайт, которая была непоколебима в поддержке Джоунса и Ваггонера. Были и другие, которые осознали открытую им истину. Среди них был Стефан Хаскелл. Этот муж веры, смирения и любви к Богу и потерянным грешникам, казалось, был высечен из гранита. Он никогда не колебался в своей твёрдой верности Богу. Как свидетельствует его история жизни, он знал голос Святого Духа. Если этого требовали обстоятельства, он никогда не отклонялся в сторону, даже если стоял за Бога в одиночку.9 На Миннеаполисской конференции были другие, подобные ему, но их было меньшинство. Спустя несколько дней после начала сессии Генеральной Конференции, 14 октября, Елена Уайт писала болеющему Джорджу Батлеру в Батл-Крик: "Основной настрой и влияние собравшихся на эту встречу служителей заключалось в пренебрежении светом. Мне очень жаль, что враг имеет власть над вашими умами, склонив вас занять такие позиции. Они будут ловушкой для вас и препятствием в работе Божьей..."10
Иисус никогда не был бы распят, если бы большинство Иудеев не были увлечены Иудейскими лидерами и не потребовали бы распятия Христа. Точно так же Елена Уайт никогда не говорила бы, что Христос фактически был распят на этой конференции, если бы большинство делегатов не последовали своим руководителям в отвержении вести 1888 года.
Миннеаполисская конференция бросает вызов каждому из нас. Мы должны лично для себя должны постигать Божью волю, открытую в Его Слове; мы должны оставаться смиренными и готовыми научиться, открытыми для Бога. И тогда Он исполнит Свои обещания вести нас верным путём, ибо Он "направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим (Пс. 24:9, см. Пс. 12; 31:8; Ис. 30:21; Иак. 1:5).


Глава 8
События после сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе
Дать шанс людям
В своём обращении к служителям во время конференции Елена Уайт сказала: "Если служители не примут свет, я хочу дать шанс людям; может быть, они смогут принять его".1
Этот план был осуществлён, когда А. Т. Джоунс и Елена Уайт провели в январе 1889 года в Южном Ланкастере серию собраний на тему "Христос - наша праведность". В своём отчёте об этих собраниях, опубликованном в "Ревью", Елена Уайт говорила о том, что люди приняли весть с радостью. Основное свидетельство, исходившее от посещающих эти собрания, состояло в том, что "опыт, полученный здесь, превосходил всё известное им прежде. Они свидетельствовали о своей радости, что Христос простил их грехи. Их сердца были наполнены благодарностью и хвалой Богу. Благостный мир был в их душах".2
На лагерном собрании в мае в Оттаве (шт. Канзас) Елена Уайт вновь объединилась с А. Т. Джоунсом, а также Д. Т. Джоунсом, секретарём Генеральной Конференции. Принятие вести 1888 года здесь было не таким единодушным, как в Южном Ланкастере. В своём отчёте в "Ревью" Елена Уайт отметила, что могущественные силы действовали против тех, кто был послан с вестями от Бога. Она молила Бога о Его благодати и перед закрытием собрания отметила с радостью, что свет Божьей спасающей благодати засиял".3
На лагерном собрании в июне 1889 года в Виллиамспорте (шт. Пенсильвания) тёплые члены, стоящие на краю отступления, были оживлены, "когда драгоценная весть настоящей истины была провозглашена народу братьями Джоунсом и Ваггонером; люди видели новую красоту в трёхангельской вести и получили великое ободрение".4
О лагерном собрании в Риме (шт. Нью-Йорк) Елена Уайт писала, что она глубоко переживала за людей, так как "ни один из ста" не понимал для самого себя "библейской истины" относительно вопроса оправдания по вере, "который так необходим для нашего настоящего и вечного блага". Здесь Господь вновь послал "особые вести милости и ободрения... через избранных им слуг".5
Служитель С. X. Лэйн в "Ревью" дал следующий ободряющий отчёт с этого лагерного собрания: "Представление вопроса об оправдании по вере Еленой Уайт и пресвитерами Джоунсом и Ваггонером ободрило всех присутствующих больше, чем все остальные темы". Это принесло надежду и радость каждому сердцу. Это проявлялось по-разному. Молитвы и свидетельства были волнующими, наполненными уверенностью в любви Божьей. Это побудило многих покаяться, верить без сомнения и не отчаиваться. Почти все оставляли собрание, славя Бога".6
Хотя большинство людей принимали весть об оправдании по вере с радостью, некоторые служители смотрели на неё с горечью и ответили непреклонной оппозицией. О них Елена Уайт писала в Ревью: "Есть те, которые не видят нужды в особенной работе в это время. Хотя Бог стремится поднять людей, они стремятся отвернуться от вести предостережения, обличения и милостивого призыва. Их влияние направлено на то, чтобы успокоить опасения людей и не дать им пробудиться и осознать торжественность этого времени. Те, которые так поступают, не дают ясного трубного звука. Они должны были бы осознать ситуацию, но были уловлены врагом".7
Другие, в особенности молодые служители, заняли выжидающую позицию. На самом деле, многие члены поступали таким же образом. Следовательно, вести Божьей любви и благодати не были полностью приняты верующими. Об этом Елена Уайт писала в "Ревью" в марте 1890 года: "Наша молодёжь смотрит на наших старших братьев и видит, что весть ими не принимается, но они относятся к ней, как к не имеющей значения. Такое влияние заставляет несведущих в Писаниях отвергнуть свет. Эти люди, отказывающиеся от принятия истины, ставят самих себя между людьми и светом".8
Библейские курсы
Джоунс и Ваггонер вместе с Еленой Уайт присутствовали на сессии Генеральной Конференции осенью 1889 года в Батл-Крике под руководством 0. А. Ольсена, президента Генеральной Конференции. Джоунс представил серию размышлений на тему оправдания по вере, которые принесли слушателям свет, истину и радость.9
Ольсен был в полном согласии с вестью 1888 года. Несмотря на то, что он был в Европе до мая 1889 года, в Батл-Крике с января по март 1889 года проводились занятия для служителей, значительную часть которых проводил Джоунс. Так как эти занятия были очень успешны, ещё два курса были запланированы в промежутке между сессиями Генеральной Конференции в 1889 и 1891 годах.
Эти занятия, запланированные в основном для евангелистов и молодых служителей, были направлены, чтобы сломать оппозицию, возникшую в Миннеаполисе. Как Джоунс, так и Ваггонер были среди учителей.10
В марте 1890 года во время окончания вторых библейских курсов Елена Уайт радостно писала своему сыну Вильяму и его жене Мэри: "Сказанное принимается подавляющим большинством присутствующих. Люди, которые раньше держали всё в своих руках [противящиеся вести 1888 года] теперь не имеют силы. Мы взяли твёрдый курс к Небу."
На следующий день она писала: "Моё сердце исполнено благодарностью и хвалой Богу. Господь излил на нас своё благословение. Среди тех, кто прибыл из других мест, главная опора мятежа сломлена".11
Но всё же некоторые, в основном старшие служители, не торопились менять своё мнение. В августе 1890 года Елена Уайт опубликовала в "Ревью" статью, указывающую, что в некоторых отношениях духовный климат Церкви был не лучше, чем перед Миннеаполисской конференцией: "Как наши служители могут стать представителями Христа, когда они чувствуют себя самоудовлетворёнными, когда духом и отношением они говорят, "я богат, и разбогател, и не имею ни в чём нужды"?..
Со времени встречи в Миннеаполисе я, как никогда прежде, видела лаодикийское состояние Церкви. Я слышала обличения Божьи, обращённые к тем, кто чувствует себя ни в чём не имеющим нужды, кто не знает о своей духовной нищете... Многие, как Иудеи, закрыли свои глаза, чтобы не видеть. Закрывать глаза, чтобы не видеть свет, жить без связи со Христом, ни в чём не имея нужды, - так поступать сегодня намного опаснее, чем в те времена, когда Он был на земле...
Осознавшие свою нужду в покаянии перед Богом и в вере в нашего Господа Иисуса Христа смирятся душой и покаются в своём сопротивлении Духу Господню. Они исповедуют свой грех отвержения света, который Небеса так милостиво послали им. Они оставят грех, который огорчил и оскорбил Духа Господня".12
На третьих библейских курсах вновь господствовала добрая атмосфера, которая задала тон для сессии Генеральной Конференции в 1891 году. На этой конференции Ольсен свидетельствовал о том, что успех библейских курсов превзошёл все ожидания. Особенно последние занятия задали идеальный духовный тон для сессии. Елена Уайт писала: "Господь был среди нас, и мы видели Его спасение. Я никогда не посещала Генеральной Конференции, такой, как эта, где Дух Господень так обильно проявил Себя в изучении Его Слова".13
Благословения Божьи на этой сессии Генеральной Конференции были так очевидны, что журналист "Ревью" имел побуждение написать по окончании сессии: "Сейчас мы стоим на самой границе обещанного излития Духа, позднего дождя, через который проповедь вести завершится в силе и проявит себя в праведности".14
К концу сессии Генеральной Конференции 1891 года духовные перспективы для Церкви действительно выглядели яркими. 0. А. Ольсен и Елена Уайт стояли бок о бок, поддерживаемые Джоунсом и Ваггонером и всё возрастающим количеством других. Казалось, что весть о Христе и Его праведности вот-вот охватит всю Церковь.
Отъезд Елены Уайт в Австралию
Именно на этой конференции Совет по Зарубежным Миссиям под председательством Ольсена, в котором Вильям Уайт был секретарём, принял решение пригласить Елену Уайт поехать в Австралию той же осенью. Елена Уайт надеялась, что этот проект не осуществится. Она обращалась к Богу за советом, но не получила от Него света. Но некоторые руководители очень настаивали на том, чтобы она поехала. Они ободряли её, говоря, что в Австралии её не будут отягощать заботы, и она сможет полностью посвятить себя своему писательскому. труду. Так и не получив какого-либо света от Бога, она подчинилась просьбе Генеральной Конференции.15
Спустя несколько лет она поняла, почему Бог не давал её света, одобряющего её поездку в Австралию в 1891 году. В 1896 году она писала: "Желание людей в Батл-Крике, чтобы мы уехали в то время, было человеческим изобретением и не исходило от Господа... Желание, чтобы мы уехали, оказалось настолько сильным, что Господь не стал этому препятствовать. Те, кто устал от свидетельств, теперь избавлены от людей, которые несли их. Нас отделили от Батл-Крика для того, чтобы люди поступали согласно своей воле и шли своим путём, который они считают выше пути Господа...
Если бы вы [О. А. Ольсен] тогда заняли правильную позицию, то этот шаг не был бы предпринят. Господь позаботился бы об Австралии другими способами, а в Батл-Крике, сердце нашей работы, сохранилось бы сильное влияние. Там мы должны были бы стоять плечом к плечу, создавая здоровую атмосферу, которая ощущалась бы во всех Конференциях...
После нашего отъезда многие вздохнули с облегчением, за исключением вас. Господь был огорчён, ибо Он определил нас быть в самом сердце работы - Батл-Крике".16
Как Ольсен, так и его собственный сын Вилл были согласны с предложением членов Совета по Зарубежным Миссиям, чтобы Елена Уайт поехала в Австралию. Они знали, что это будет благом для развития работы в Австралии, точно также, как её визит в Европу. По-видимому, некоторые из комитета желали освободить Америку от её влияния. Впоследствии вместе с ней должно было быть удалено влияние и её сына Вильяма. Возможно, что люди, предлагавшие и ревностно поддерживавшие этот план, думали, что, убрав Уайтов из Батл-Крика и Америки, они смогут остановить всё ускоряющееся шествие вести 1888 года.
Принятие вести 1888 года распространялось, что проявилось во время библейских курсов, и кульминацией этого была сессия Генеральной Конференции 1891 года. После этого последовало покаяние и исповедание многих из Противящихся вести 1888 года. В январе 1891 года Урия Смит, бывший "камнем преткновения для многих"17, исповедал, что он занял неправильную позицию в Миннеаполисе. Джордж Батлер в статье, напечатанной в "Ревью" в 1893 году, заявил об изменении своего отношения к вести 1888 года и к наставлению через Господних слуг.18 Он вновь приступил к работе после смерти своей больной жены в 1901 году. Это особенно порадовало Елену Уайт.19


Глава 9
Неуверенное шествие вести 1888 года
Неискренние исповедания
Поддержка вести 1888 года со стороны Урии Смита не была искренней и окончательной. Она колебалась. Его биограф Юджин Дьюранд говорит, что он "продолжал придерживаться того же мнения" несмотря на его покаяние и признание в неправильном отношении и противостоянии на Миннеаполисской конференции.1
Неспособность Смита искренне присоединиться к проповеди оправдания по вере и Христовой праведности причиняла Елене Уайт глубокое огорчение. В сентябре 1892 года она писала ему из Австралии: "Трудно выразить словами, как мне больно видеть некоторых из наших братьев, идущих по пути, который, как я знаю, не угоден Богу... Тот же дух, который был проявлен в прошлом, проявляет себя при каждой возможности. Но всё это не от Бога... Вы лишились богатого и яркого опыта. Эта потеря является результатом противления драгоценным сокровищам истины, представленным вам. Вы не там, где хотел бы вас видеть Бог... Оправдание по вере и праведность Христа являются темами, которые должны быть представлены погибающему миру. О, если бы вы могли открыть своё сердце Иисусу! Голос Иисуса, великого Купца небесных сокровищ, обращён к вам".2
Непостоянство Смита привело к тому, что весть 1888 года потеряла как силу, так и влияние.
Другие признания последовали за исповеданиями Батлера и Смита. Елена Уайт, будучи в Австралии, радовалась этому. Но одновременно с этими личными признаниями в принятии вести 1888 года формировалась незаметная трясина оппозиции. И это, как всегда, ощущалось вестницей Господней. В "Ревыо" в 1892 году Елена Уайт выразила свои душевные переживания по поводу сопротивления вести 1888 года в следующих словах: "На небесах царит печаль по поводу духовной слепоты многих из наших братьев... Господь избрал вестников и наделил их Своим Духом... Пусть никто не рискует ставить самого себя между людьми и посланием Неба. Божья весть придёт к людям; и если не будет человека, чтобы передать её, то камни возопиют. Я призываю каждого служителя искать Господа, отложить гордость, отказаться от борьбы за власть и смирить сердце перед Богом. Холодность сердец, неверие со стороны тех, кто должен иметь веру, удерживает церкви в слабости".3
В 1894 году Елена Уайт говорила о Церкви в целом в следующих словах: "Послание к Лаодикийской церкви в высшей степени применимо к нам как к народу. Она была обращена к нам долгое время, но на неё не было обращено должного внимания. Когда работа покаяния будет ревностной и глубокой, тогда члены Церкви купят богатые дары Неба".4
Основной причиной затяжного неудовлетворительного состояния в Церкви являлось влияние нескольких сильных руководителей в Батл-Крике, относившихся к вести 1888 года с неприязнью. Среди них были Гармон Линдсей, казначей Генеральной Конференции, и А. Р. Генри, управляющий издательства "Ревыо энд Геральд".
Ольсен
О. А. Ольсен был добрым, духовным человеком с чистыми мотивами и желанием служить Богу. Он всецело принял весть 1888 года и внимательно отнёсся к совету Елены Уайт. Но он не обладал достаточным мужеством, чтобы применить её совет на деле, так как он был окружён имеющими противоположные взгляды. Он, по-видимому, был больше заинтересован в достижении единства среди верующих, чем в исполнении дела, порученного ему Господом через Его избранного вестника. Следующий отрывок из письма Елены Уайт к А. О. Тэйту 27 августа 1896 года отражает эту слабость Ольсена: "Мне очень больно за брата Ольсена. Я написала ему много относительно этой ситуации. Он написал мне в ответ, благодаря меня за своевременные письма, но он не поступал согласно полученному свету. Это непостижимо. Во время путешествия с места на место он был вместе с людьми, чей дух и влияние не могут быть одобрены, а люди, полагающие свою уверенность в них, будут введены в заблуждение. Но, несмотря на то, что на протяжении лет ему был представлен свет относительно этого вопроса, он всё же рискнул встать против света, данного ему Господом. Всё это лишило его духовной проницательности, и он оказался неверным стражем по отношению к главному делу и успеху работы. Он занимает курс, разрушающий его духовную проницательность, и ведёт других к тому, чтобы рассматривать вещи в извращённом свете. Его поведение, несомненно, свидетельствует о том, что он не считает достойными уважения свидетельства, которые Господь счёл нужным дать Своему народу; он не считает их достаточно весомыми, чтобы они повлияли на его образ действий.
Нельзя описать, как я огорчена. Несомненно, пресвитер Ольсен поступил, как Аарон, в отношении тех людей, которые противостали работе Божьей со времени Миннеаполисской встречи. Они не покаялись в своём сопротивлении свету и свидетельству. Уже давно я написала А. Р. Генри, но не получила от него ни одного слова в ответ. Недавно я написала Гармону Линдсей и его жене, но, полагаю, он недостаточно серьёзно относится к этому вопросу, чтобы ответить.
Благодаря свету, который Бог соблаговолил дать мне, я знаю, что чем меньше поездок совершит пресвитер Ольсен со своими избранными помощниками А. Р. Генри и Гармоном Линдсей, тем лучше будет для дела Божьего до тех пор, пока наши общины духовно не поправятся. Для отдалённых полей также будет лучше без этих визитов. Болезнь в сердце работы отравляет кровь, и таким образом передаётся общинам, которые они посещают. Несмотря на слабое, болезненное состояние дома, некоторые стремятся укрыть под своими родительскими крыльями все остальные общины
Многие из тех, кто являются советниками в комитетах и советах, должны быть удалены. Другие люди должны занять их места. Ибо их голос не является голосом Божьим... Эти люди не могут больше называться Израилем, но притеснителями. Они так долго работали сами по себе вместо того, чтобы Дух Святой работал через них, что они не понимают, какой дух движет ими...
Кажется, что духовная слепота человеческих сердец становится глубже. Среди людей, держащих святое в своих руках, есть необращённые. Все такие должны быть заменены людьми, которые не только знают истину, но и живут ею... Намного лучше будет заменить этих людей в советах и комитетах, нежели оставлять их на своих постах многие годы до тех пор, пока они не станут думать, что их предложения должны быть приняты без всяких оговорок, и ни один не выступит против них".5
Продолжающаяся оппозиция
Итак, духовное состояние верующих в Америке не было идеальным в 1896 году. В послании к служителям, написанном из Кооранбонга в Австралии, Елена Уайт выразила свои опасения в следующих словах: "Если только люди откажутся от своего духа противления, духа, который сопровождал долгое время их религиозный опыт, то Дух Божий придёт в их сердца. Он обличит во грехе... О, если бы я могла получить радостные известия о том, что ум и воля называющихся лидерами в Батл-Крике освобождены от учений и рабства сатаны, чьими пленниками они так долго были, тогда я бы пожелала пересечь океан, чтобы вновь увидеть ваши лица. Но я вовсе не стремлюсь увидеть вас с ослабленным восприятием и помрачённым разумом, так как вы избрали тьму вместо света".6
Искры духовного возрождения, появившиеся в Южном Ланкастере в январе 1889 года и на лагерных собраниях в том же году, усилились во время проведения библейских курсов и переросли в яркое пламя сессии Генеральной Конференции в 1891 году. Но пламя угасло, оставив церковь без тепла вести о праведности по вере, несмотря на то, что вестница Господня возвещала, что "оправдание по вере и праведность Христа являются темами, которые должны быть представлены гибнущему миру".7
К 1899 году праведность церкви стала вызывать отвращение у нашего Спасителя. Елена Уайт так и писала: "Ваша самоправедность вызывает отвращение у Господа Иисуса Христа, [цитирует Отк. 3:15-18]. Эти слова относятся к церквям и ко многим, занимающим ответственные посты в Божьей работе".8
Но на сессии Генеральной Конференции 1901 года были признаки более здорового духовного климата в церкви. Собравшиеся на ней во вторник утром 2-го апреля были благодарны, что вестница Господня была среди них после десятилетнего отсутствия. В отличие от сессии 1888 года отношение к Елене Уайт и ее свидетельству в этот раз было совершенно иным.9 Тогда её свидетельство было встречено с пренебрежением и открыто отвергнуто. Недовольство ею и её вестью среди некоторых влиятельных руководителей вылилось в то, что она была отправлена в Австралию в 1891 году.
На сессии 1901 года на её свидетельство было обращено должное внимание. Сама Елена Уайт отметила единство, царившее на этой конференции. Она писала: "на этой встрече было заметно стремление быть вместе". А. Г. Даниэльс метко подметил общее настроение на этой конференции. Он сказал, что все осознавали то, что их единственная безопасность заключалась "в послушании, в следовании за нашим Великим Руководителем", чьи планы часто открывались собравшимся через Елену Уайт.10
Артур Уайт в биографии Елены Уайт отмечает, что на этой конференции небесное наставление данное через Елену Уайт было с готовностью принято. Поразительным примером этого была открытость Р. С. Доннелла по отношению к её свидетельству о фанатизме "святой плоти", захлестнувшей церковь в Индиане.11
В бюллетене Генеральной Конференции за 18 апреля сессия 1901 года названа "Наши лучшие встречи". Также отмечалось, что "Господь говорил через сестру Уайт, чтобы исправить неправильные метод работы и избавиться от смущающих теорий. Участвовавшие в этой встрече признавали, что голос был с неба и обещали самим себе жить в согласии с ним".12 Сама Елена Уайт считала конференцию успешной, говоря, что "Бог небес и Его ангелы" были среди собравшихся и "ангелы Божий работали среди нас".13
Но год спустя Елена Уайт написала в "Ревью" статью, озаглавленную "Необходимость в возрождении и реформации". В ней она показывала, что духовность каждого была в крайнем упадке в церкви в целом. Она утверждала: "Если вскоре не произойдет повторное обращение, то будет такой недостаток благочестия в церкви, что она уподобится бесплодной смоковнице... Бог призывает к духовному возрождению и духовной реформации".14 Такой тревожный призыв Церковь получила спустя 14 лет после Миннеаполисской конференции.
Два года спустя она писала об этом же в "Ревью": "На протяжении последних двадцати лет коварное и незаметное влияние склоняло людей смотреть на людей и пренебрегать своим небесным Спутником. Многие отвернулись от Христа. Они не смогли оценить Того, Кто провозглашает: "Се, Я с вами во все дни до скончания века".15
Духовное состояние Церкви накануне XX века было неудовлетворительным. Церковь отвергла весть 1888 года в Миннеаполисе, вследствие чего, пробивающийся росток принятия и пробуждения был задавлен, как верно подметил церковный историк.16
По-видимому, с 1902 по 1904 год церковь была в опасности вновь оказаться в состоянии существовавшим накануне Миннеаполисской конференции.


Глава 10
А. Г. Даниэльс о судьбе вести 1888 года
Отношение к Духу Пророчества
Во время сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе А. Г. Даниэльс был адвентистским пионером-миссионером в Новой Зеландии. Тогда ему было 30 лет. Елена Уайт прибыла в Австралию в декабре 1891 года, и Даниэльс, будучи президентом Австралийской Конференции, а позже - Австралийского Униона, часто с ней общался. Они оба вернулись в Америку в 1900 году. В 1901 году Даниэльс был избран президентом Генеральной Конференции. С этого времени и до самой смерти Елены Уайт в 1915 году Даниэльс доверял её совету и часто полагался на её богодухновенную мудрость. Даниэльс решил следовать совету Елены Уайт вовсе не потому, что она всегда соглашалась с ним или была особенно благосклонна к нему. Временами она была по отношению к нему достаточно строгой. Но он всегда понимал её добрые намерения и обращал внимание на её совет.
В своём письме, написанном для ободрения президента Конференции, заканчивавшего своё служение, Даниэльс о помощи Елены Уайт: "Иногда оказываемая помощь была в форме болезненного упрёка сестры Уайт. Могу вас уверить, что это было неприятно для плотского сердца. Это ранило до глубины души, не всегда я мог понять всего сказанного и того, как это было сказано. Но я не смел отвергнуть совет, и по мере того, как я изучал и молился, вверяя своё сердце в подчинение Богу, свет озарял мой разум, ободрение посещало моё сердце, и всегда я имел новую помощь в моей работе".1
В письме В. С. Уайт Даниэльс описывает опыт, который он имел в тяжёлые дни 1902 года: "В моём сердце было глубоко запечатлено то, что я должен быть верен Духу Пророчества, как стрелка компаса по отношению к полюсу, что я должен быть человеком, стоящим за Господню вестницу, поддерживая её руки и ведя эту деноминацию к тому, чтобы признать и оценить этот великий дар. Эта мысль настолько овладела мной, что мои силы оставили меня. Исполненный ужасающим чувством ответственности, лежащей на мне, я обещал Господу всем моим сердцем, что буду верен этому делу и сделаю всё, что в моих силах для предотвращения всего, что могло бы затмить славу этого дара и Господней слуги, которая использовала этот дар так много лет".2
Даниэльс решил следовать совету особого вестника Господа к Его Церкви. Он поставил целью направлять своё мышление и поступки в унисон с Духом Пророчества. В письме П. Т. Мэгану и Е. А. Саттерленду в 1904 году сама Елена Уайт так писала об этом: "Пресвитер Даниэльс является человеком, который зарекомендовал свидетельства истинными и зарекомендовал себя верным по отношению к этим свидетельствам. Когда он обнаруживал, что расходится с ними, он имел желание признать свою ошибку и прийти к свету. Если бы все остальные поступали таким же образом, положение вещей было бы совсем иным, чем в настоящее время. Господь обличал пресвитера Даниэльса, когда он ошибался и он показал свою решимость стоять на стороне истины и праведности и исправлять свои ошибки".3
"Ей не было дано свободного пути..."
Учитывая избранное Даниэльсом следование богодухновенному мышлению Елены Уайт, мы сталкиваемся со следующими вопросами: написал бы Даниэльс книгу "Христос - наша праведность", если бы был убеждён в том, что Елена Уайт считала большинство адвентистов седьмого дня принявшими весть 1888 года, как личный опыт, до её смерти в 1915 году? Или, может быть, Даниэльс отразил общее содержание мыслей Елены Уайт до её смерти?
Следующие цитаты отражают мышление Даниэльса по отношению к вести 1888 года: "Слово Божье ясно представляет путь праведности по вере; труды Духа Пророчества значительно расширяют и проясняют этот вопрос. В слепоте своих сердец мы блуждали далеко от этого пути и многие годы не могли принять эту возвышенную истину. Но до сих пор наш великий Руководитель призывает Свой народ встать на эту великую основу Евангелия - принятие верой вменённой праведности Христа за грехи прошлого и наделённой праведности Христа для того, чтобы явить божественную природу в человеческой плоти".4
"Как печально, как глубоко прискорбно то, что эта весть праведности во Христе в то время, как она пришла, должна была встретиться с оппозицией со стороны самых ревностных и знающих людей в деле Божьем! Весть никогда не была ни принята, ни провозглашена, ей не было дано свободного пути, чтобы передать Церкви неизмеримые благословения, которые были скрыты в ней".5
"Разделение и конфликт возникший среди руководителей из-за оппозиции по отношению к вести о праведности во Христе, произвело неблагоприятные последствия. Ряды смешались, и люди не знали, что делать".6
Даниэльс верил, что многие, слышавшие весть 1888 года о праведности по вере, лелеяли надежду, что однажды среди нас этой вести будет уделено должное внимание, и она совершит очищающую и возрождающую работу в Церкви; они верили, что для того она была послана Господом".7 Он был убеждён, что эти учения рано или поздно будут "поняты, приняты и займут своё должное место".8
Далее Даниэльс комментирует: "В 1889 году через Дух Пророчества было записано насквозь пронизывающее предостережение по отношению к огромному числу адвентистов седьмого дня, потерявших из виду "доктрину об оправдании по вере". Никто не может сказать, какие перемены произошли со временем среди нашего народа в те времена, когда они не принимали или не понимали этой драгоценной истины. Но мы знаем, что в настоящее время каждый, верующий в трёхангельскую весть, должен иметь ясное представление о доктрине оправдания по вере и глубоко переживать этот опыт".9 Он сожалел, "что очень многое было потеряно для дела Божьего из-за неспособности достичь живого опыта божественной силы - праведности по вере".10
Во время издания книги "Христос - наша праведность" в 1926 году Даниэльс считал, что адвентистская церковь всё ещё ожидала опыта, который Бог надеялся даровать в Миннеаполисе, но встретился с сильной оппозицией. Даниэльс тоскующе писал: "Эта весть никогда не была ни принята, ни провозглашена, ей не было дано свободного пути, чтобы передать Церкви неизмеримые благословения, которые были скрыты в ней".11
Лерой Фрум свидетельствовал, что его духовный наставник Даниэльс тосковал об этом даже в предсмертные часы.12


Глава 11
Коллективный грех и вина
Признаёт ли Бог коллективную вину? Считает ли Он ответственными целые группы и организации людей? И если на эти вопросы можно дать положительный ответ, то совершила ли коллективный грех церковь адвентистов седьмого дня через отношение и поведение делегатов этой церкви на сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе в 1888 году?
Если Бог признаёт такого рода грех и вину, тогда отступление Израиля на Синае заключавшееся в поклонении золотому тельцу, может быть одной из иллюстраций этого (см. Исх. 32). Другим примером может быть отвержение Божьего руководства Израилем, когда они просили царя во времена Самуила (см. 1 Цар. 8). Другими примерами могут быть отступление Израиля во дни Илии (см. 3 Цар. 18:1-29), отказ Иуды под предводительством царя Седекии последовать совету Иеремии подчиниться Вавилонянам в 586 году до Р. Х. (см. 4 Цар. 25; 2 Пар. 36:11-23; Иер. 21:1-10; 34). Другим случаем явного коллективного греха может быть отвержение и распятие Иисуса иудейским народом (см. Мф. 27:20-25).
Во всех этих случаях большинство поступало вопреки Божьей воле. Но, возможно, среди них были те, которые не отступили от своей верности Богу. Относительно идолопоклонства на Синае Елена Уайт писала: "Громадная толпа собралась около его [Аарона] палатки, требуя, "сделай нам богов, которые пойдут перед нами"". Но она добавила, что "среди них были некоторые, оставшиеся верными завету с Богом, но большая часть народа объединилась в отступлении".1
Илия думал, что он один стоит за Бога. Но Бог сказал ему, что было ещё семь тысяч других в Израиле, как и он, остававшихся послушными Богу, хотя скрытно и незаметно для него (см. 3 Цар. 19:18). Среди этих верных последователей Бога были Авдий, распорядитель дома Ахава, и пророки, которых он защищал (см. 3 Цар. 18:3, 4, 12, 13).
От Авеля до Захарии
В одном из обличений книжников и фарисеев Иисус сказал им: "Посему, вот, я посылая к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьёте и распнёте, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город; да придёт на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником" (Мф. 23:34, 35).
В этом отрывке Иисус упомянул Авеля и Захарию, людей, убитых столетия назад. Но Он обвинил своих слушателей в грехе своих праотцов. Из этого может показаться, что Иисус признаёт коллективную вину. Но нижеследующее утверждение ясно говорит о том, что Его слушатели не были виновны в убийстве пророков до тех пор, пока они не стали закрывать глаза на грех своих праотцов, отвергая данный им свет, противясь Христу и Его учениям.
"Иудеи очень слабо осознавали ужасающую ответственность в отвержении Христа. С того времени, как была пролита невинная кровь, когда праведный Авель пал от руки Каина, та же самая история повторяется со всё увеличивающейся виной. Во все века пророки с риском для своих жизней возвышали голоса против грехов царей, правителей и народа, говоря слова, данные им Богом. От поколения к поколению накапливалось ужасное наказание для отвергающих свет и истину. И теперь враги Христа навлекали его на свои собственные головы. Грех священников и правителей был тяжелее, чем грех любого предыдущего поколения. Отвергая Спасителя, они делали самих себя ответственными за пролитую кровь всех праведных мужей от Авеля до Христа. Чаша их беззаконий должна была вот-вот переполниться. Вскоре она прольётся на их головы, как справедливое возмездие, и об этом их предостерёг Иисус".2
40 лет спустя разрушение Иерусалима принесло несказанные страдания Иудеям, которые во времена Христа были всего лишь детьми и юношами. Но страдание, выпавшее на долю Иудеев, затронуло их не из-за грехов отцов, которые действительно распяли Иисуса, но из-за их собственных грехов. Об этом самом бедствии Елена Уайт писала: "Дети не были осуждены за грехи родителей; но когда, имея знание всего света, данного их родителям, эти дети отвергли дополнительный свет, данный им самим, они стали причастными к грехам родителей и наполнили меру своего беззакония".3
Ни в одном из случаев, упомянутых выше, когда большинство народа, исповедующих Бога, объединились во грехе, не было какого-либо записанного коллективного исповедания греха. Но личности, такие, как Даниил, взывали к Богу о прощении народа и самого себя (см. Дан. 9:3-19). Даниил делал это не как администратор, священник или официальный представитель народа Иуды, но как частное лицо.
Как царь, Давид согрешил в переписи Израиля и таким образом позволил лукавому поразить его народ (см 2 Цар. 24). Как личность, он покаялся и исповедал свой грех (см. ст. 10). Некоторые из Иудеев под руководством священников и правителей избрали распять Христа, но также некоторые из этих самых людей покаялись и просили Бога о прощении, как мы читаем, что позже "из священников очень многие покорились вере" (Деян. 6:7).
Дух Пророчества уверяет нас, что "те, которые живут в эти дни, не ответственны за поступки распявших Сына Божьего; но если мы, имеющие весь свет, сиявший над Его народом в древности, встаём на ту же позицию, лелея тот же дух, отказываясь принять обличение и предостережение, тогда наша вина значительно возрастёт, и осуждение, павшее на них, обрушится на нас, но только в большей степени, точно также, как свет в наши дни больше света в их время".4
Эта идея находится в согласии с божественным принципом верности в служении. "Кому много вверено, с того больше взыщут" (Лк. 12:48). "О Сионе же будут говорить: "Такой-то и такой-то муж родился в нём, и Сам Всевышний укрепил его". Господь в переписи народов напишет: "Такой-то родился там"" (Пс. 86:5, 6). "Мужчины и женщины будут судимы в соответствии со светом, данным им Богом".5
Есть мужчины и женщины, которые никогда не достигли зрелости настоящей личности из-за ограниченной возможности развивать свою способность делать выбор. Несомненно, таковые были и, возможно, существуют в настоящее время, выросшие в жалком рабстве. "Я видела, что рабовладельцы будут отвечать за души своих рабов, которых они держали в неведении, и грехи рабов взыщутся с их господ".6 Хозяева этих людей будут нести моральную ответственность за них, но это нельзя назвать коллективным грехом или виной.
Личная ответственность
Понятие коллективного греха и, следовательно, коллективной вины чуждо для отношений Бога с человеком. Сотворив Адама и Еву, Он наделил каждого из них свободой выбора (см. Быт. 2:17, 18). Бог даровал эту уникальную способность каждому разумному члену человеческой расы. Грех с последующей виной стал возможным только при наличии свободы выбора и поэтому связан с личной ответственностью перед Богом.
В случае с грехом Бог имеет дело не с группами людей или комитетами. Он не считает комитет, как таковой, ответственным за действия этого комитета. Бог имеет дело с индивидуальностями. Даже если комитет или Церковь через избранных представителей может принять неправильное решение, то Бог всё же считает ответственными за принятое решение личностей, составляющих этот комитет.
Скорее есть личный грех и личная вина, чем коллективный грех и вина. Таким образом, личности становятся виновными во грехе;7 личности, "враждующие с истиной и её представителями"8, и, следовательно, они погибнут, будучи уничтоженными Божественным присутствием9 Именно личность впадает в грех,10 и личность, которая скрывает свои грехи, не будет преуспевать.11 Именно для личности грех не кажется чрезвычайно греховным;12 именно личность считает грех за праведность;13 именно личность ищет того, чтобы скрыть грех и вину.14
Грех скорее личный, чем коллективный. Следовательно, Бог считает ответственными не группы, но отдельных людей. Если группа или комитет принимает план, который противоречит Божьей воле, то отдельные члены могут покаяться в своём отступлении от Божьей воли. Это как раз то, что сделали священники, о которых сказано в Деян. 6:7.
Потомки не ответственны за грехи своих праотцов. Слово Божье говорит: "Душа согрешающая, она умрёт; сын не понесёт вины отца, и отец не понесёт вины сына, правда праведного при нём и остаётся, и беззаконие беззаконного при нём и остаётся" (Иез. 17:20; ср. 4:4). Дети "не наказываются за вину отцов, если только они не участвуют в их грехах".15
Голосование
Время от времени делается утверждение о том, что, отвергнув весть праведности по вере во время сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе в 1888 году, церковь адвентистов седьмого дня совершила коллективный грех и навлекла на себя коллективную вину. Хотя, по-видимому, и прилагались усилия некоторыми присутствовавшими на конференции для того, чтобы делегаты проголосовали по этому вопросу, но всё же голосования так и не произошло.16 Всякая попытка проголосовать была сведена на нет речью Елены Уайт, произнесённой к концу конференции. В этом обращении она упомянула, что некоторые хотели бы, "чтобы было принято решение по поводу, какая точка зрения по обсуждаемому вопросу была верна... Это было бы приятно старейшине [Батлеру]," который "настаивал, чтобы этот вопрос был решён раз и навсегда". Но она добавила: "Я не могу одобрить такой путь, потому что наши братья не обладают сейчас такими чувствами и побуждениями, чтобы контролировать своё суждение. С таким возбуждением, как сейчас, они не готовы принять безопасные решения".17
Продолжая, она предостерегала о том, что "послания, приходящие от вашего президента в Батл-Крике, рассчитаны на то, чтобы подтолкнуть вас к поспешным решениям и занять определённые позиции. Но я предостерегаю вас от этого. Вы сейчас не пребываете в спокойном состоянии; есть многие, которые не знают, во что они верят. Рискованно принимать решения по поводу спорного пункта без беспристрастного рассмотрения вопроса со всех сторон. Возбуждённые чувства приведут к поспешным решениям. Определённо, что многие прибыли на эту встречу с ошибочными впечатлениями и извращёнными мнениями. Они вообразили себе то, что не имеет основания в истине. Даже если занимаемая нами позиция относительно двух законов истинна, то Дух истины не поддержит любой такой способ защитить её, как многие из вас хотели бы сделать".18
Церковь официально никогда не отвергала учения о праведности по вере. И даже если бы произошло голосование, и большинство проголосовало против вести 1888 года, то совершённый грех не являлся бы коллективным грехом, но был бы грехом каждой личности, голосовавшей против.
Записи в небесных книгах
В Миннеаполисе некоторые отвергли с презрением Божий призыв к живому опыту праведности по вере, хотя другие приветствовали его. Те, кто отвергли весть, а не Церковь, стали лично ответственными за этот грех. О тех, кто отверг призывы Святого Духа в Миннеаполисе, Елена Уайт позже сказала: "Грех, совершённый в случившемся в Миннеаполисе, остаётся записанным в небесных книгах, отмеченный напротив имён тех, кто воспротивился свету; и он останется записанным до тех пор, пока не будет сделано полное исповедание, и нарушители закона предстанут в полном смирении перед Богом".19
"Слова и действия каждого, принимавшего участие в этой работе, будут отмеченными напротив их имён до тех пор, пока они не исповедуют свою неправоту".20
"Господь изгладит преступления тех, которые с того времени совершили искреннее покаяние. Но всякий раз, когда тот же дух просыпается в душе, совершённые тогда поступки подтверждаются, и совершившие их становятся ответственными перед Богом, и должны ответить за них перед Его престолом".21
"До тех пор, пока каждая душа не покается в этом, совершённом ими, грехе [в Миннеаполисе], этой неосвящённой независимости, бывшей оскорблением Духа Божьего, они будут ходить в темноте. Я сдвину светильник с его места, если они не покаются и не обратятся, чтобы Я исцелил их".22 Из всего приведённого выше видно, что какой бы то ни было грех, совершённый на Миннеаполисской конференции, был не коллективным, а личным и индивидуальным. В глазах Божьих личности несут ответственность за их грех отвержения Божьей вести об оправдании и праведности по вере. И как личности они должны были покаяться, чтобы получить прощение греха, снятие вины и вновь обрести Божье благословение.


Глава 12
Наша обязанность сегодня
Желание скрыть неприглядные факты
Грех и вина, также, как и общение с Богом, являются скорее личными, нежели коллективными. Поэтому адвентистская церковь не совершила коллективный грех и не навлекла на себя коллективную вину на сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе в 1888 году. Но многие не смогли принять весть о праведности по вере, а, точнее сказать, определённо восстали против неё.
Но даже при отсутствии коллективного греха вины может ли быть что-либо, что наша Церковь должна сделать в отношении её мрачного опыта на Миннеаполисской конференции в 1888 году? Да. Мы как члены Церкви адвентистов седьмого дня в наши дни ответственны за неправильное представление фактов относительно сессии Генеральной Конференции в 1888 году и её последствий.
История формирует как нацию, так и её людей. Как было сказано, не имеет значения, кто пишет законы страны, но крайне важно, кто пишет её историю. История народа в значительной степени формирует и направляет философию, опыт и развитие будущих поколений. Законы страны и даже толкование их содержания являются лишь отражением коллективного мышления и философии этого народа. Таким же путём история движения или Церкви формирует мышление.
Если мы честно не представим историю сессии Генеральной Конференции 1888 года и её последствия, мы как деноминация увековечиваем грех, совершённый в Миннеаполисе в 1888 году. Поступая таким образом, мы присоединяемся к нашим духовным праотцам и фактически заново распинаем Христа в лице Святого Духа. Когда мы предполагаем, что возможное отвержение "некоторыми" в самом начале, позже обратилось во всеобщее полное энтузиазма принятие славной вести праведности по вере большей частью Церкви, мы, без всяких сомнений, рисуем слишком радужную картину нашей Церкви - Лаодикии.
"Побуждение скрыть неприглядные факты исходит из желания сохранить своё "я",.. Идти вперёд легче с молчаливым соглашательством и держать неприятные факты в тайне, чтобы они не раскачивали лодку. Но общества могут утонуть под грузом скрытых недостатков... Если мы собираемся найти выход, истина должна быть провозглашена".1
Вселяют надежду недавние утверждения адвентистских историков о том, что Миннеаполисская конференция отвергла весть о Христе и Его праведности, за которой последовала неудачная реформа. Мы славим Господа за этот рассвет нового дня открытости по отношению к Миннеаполисской конференции и её последствиям. Таким же является опубликование материалов Духа Пророчества, относящихся к Миннеаполисской конференции. Теперь каждый, кто хочет, может прочитать их и, в конце концов, решить для себя, как весть 1888 года была принята Миннеаполисской конференцией.
Такая открытость со стороны историков утверждается следующим принципом: "Первым законом для историка является то, что он никогда не посмеет излагать неправду. Вторым является то, что он ничего не скроет из истины. Кроме того, в его изложении не будет ни капли пристрастия или умысла". Следует признать, что мы как народ долгое время в значительной степени наводили глянец на фактическое отвержение вести 1888 года большинством делегатов Миннеаполисской конференции.
Призыв к честности
Бог желает, чтобы все Его последователи были верными и честными. Особенно относится это к заявляющим, что они имеют "истину" - истинное библейское понимание Евангелия.
Как Церковь, мы призываем к честности в слове и деде согласно восьмой и девятой заповедям Десятисловия. Мы с таким вниманием учим и стремимся к честности, что член нашей Церкви может быть даже исключён за "нарушение Закона Божьего, такое, как... умышленная и постоянная ложь".2 Так как это является условием для членства в Церкви, ясно, что Церковь, состоящая из верных членов, также расскажет истину о случившемся в Миннеаполисе в 1888 году.
Бог никогда не требовал от каждого из Его последователей быть чрезвычайно смышлёным, умным, понимающим и способным. Он знает, что Его дети различаются между собой и обладают Его дарами в различной степени. Притча Иисуса о талантах подтверждает это. Но хотя они по-разному одарены, Он ожидает, что все Его дети будут верными. А верность Иисуса включает в себя истинность, или честность. Этого наш Господин может по праву ожидать. Честность возможна при любом уровне одарённости.
Все мы были вытащены из мира, утопающего во лжи и обмане. Но именно от этого порока наш Бог стремится спасти нас, чтобы сделать пригодными для жительства во Святом Городе. В нём не будет ни одного преданного "лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни" (Отк. 21:27).
Итак, в мире, поражённом ложью, где неправда и ложь в разном виде являются обычным делом, Божий народ должен быть другим. Они должны быть честными. Не только в слове, но и в намерениях, потому что можно говорить правду словами, но всё же обманывать. Ложь состоит в намерении обмануть. "Взгляд, жест руки, выражение лица смогут сказать ложь так же действенно, как и слова".3
Мужчины и женщины, собирающиеся ходить по золотым улицам Святого Божьего Города, уже здесь, на земле, научатся любить истину и поступать честно. Они изберут говорить истину в сердце своём (Пс. 14:2).
Однажды мой друг получил на день рождения поздравительную открытку от своего взрослого сына. На ней были напечатаны обычные поздравительные слова. Особенно отец оценил, что сын добавил своей рукой. В нескольких словах он дал знать своему отцу, что признателен ему за его влияние в своей жизни. Больше всего отца порадовала следующая простая фраза: "Папа, ты не всегда поступал правильно, но всегда делал то, что считал правильным по отношению к нам, детям, и остальным". В этих словах для отца была наивысшая похвала, которую только он мог получить от сына. Сын признавал искренность своего отца. Во всех ситуациях его отец был честным и поступал из чистых мотивов.
Самого Бога больше беспокоят наши мотивы, чем наши поступки, которые могут и не отражать истинных побуждений. Каждый поступок Он судит "по побудившим его мотивам".4 "Богом оцениваются не великие результаты, которых мы достигаем, но мотивы, по которым мы поступаем".5
Честность, побуждённая искренними мотивами, является основной добродетелью. Нечестный человек показывает, что он лишён принципа. Давным-давно английский писатель Джордж Герберт сказал: "Покажите мне лжеца, и я покажу вам вора". Быть христианином означает, что человек через Божью благодать стремится быть честным по отношению как к Богу, так и к людям, потому что Бог "возлюбил истину в сердце" (Пс. 50:8). Поэтому Его последователи избирают "путь истины" (Пс. 118:30). С другой стороны, ложь и обман берут начало от великого мятежника, "отца лжи" (Ин. 8:44).
Время сказать правду
Итак, как сыновья и дочери Божьи, любящие истину, мы должны рассказать истину о Миннеаполисской конференции 1888 года и о её последствиях. Нет никакой добродетели в том, чтобы говорить, что всё было хорошо, когда на самом деле так не было. Более того, продолжая скрывать истину о Миннеаполисской конференции, мы становимся соучастниками с отвергающими весть о праведности по вере в далёком 1888 году, точно так же, как Иудеи во дни Иисуса стали ответственными за грехи своих праотцов, увековечив их.
Наше неправильное представление того, что в действительности случилось в Миннеаполисе в 1888 году, а также наша точка зрения как деноминации, что Миннеаполисская конференция отмечена в нашей истории, как великая победа, всё это, без сомнения, формирует мышление и концепции нашей деноминации. Всё это помогло стать нам чувствующими безопасность в нашем Лаодикийском представлении, что мы "богаты, и разбогатели, и ни в чём не имеем нужды", хотя в действительности, по свидетельству Истинного Свидетеля, мы "несчастны, и жалки, и нищи, и слепы, и наги" (Отк. 3:17).
Настало время сказать правду о 1888 годе, чтобы мы были способны совершить работу, которую Бог ожидает от Своего народа. Путь для Царя будет приготовлен, когда каждый станет правдивым. И тогда Он, Князь Истины, сможет наделить нас силой через Святого Духа. Мы сможем стать Его свидетелями, помогая скорее завершить Его работу в мире, чтобы Иисус мог прийти за Своей невестой.


Глава 13
Формализм и рождение свыше
Старший брат
Все участники сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе были заслуживающими доверия адвентистами. Многие из них были уважаемыми руководителями Церкви. Они знали и принимали Божью весть для наших времён, принимая доктрину праведности по вере.
В притче Иисуса о потерянном сыне, которая более правильно могла быть названа притчей о двух потерянных сыновьях, старший брат жил праведной и достойной жизнью. В своём обществе и в синагоге его, возможно, считали образцом добродетели. Он остался дома и верно помогал своему отцу в работе на ферме и в остальных делах. В то же время его младший брат был признанным расточителем. Он убежал из хорошего дома и растратил своё наследство на ничего не стоящих друзей и блудниц.
Старший брат делал только то, что было правильно. Он выглядел, как послушный сын. Но всё же и он, вопреки своей преданности семье, был таким же отчуждённым от желаний и мыслей отца, как и его младший брат. Но он не осознавал отсутствия единодушия со своим отцом. Это не обнаруживалось до тех пор, пока он не отказался присоединиться к празднованию возвращения своего блудного брата. Он ответил на приглашение своего отца словами: "Вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего" (Лк. 15:29).
Сказанное им открывает, что на протяжении всего времени исполнения воли отца он чувствовал себя в доме своего отца, как раб. Он трудился не из любви к своим родителям, не из-за радости ежедневного общения с ними, но из-за чувства вынужденной обязанности.
Наиболее ярко тема праведности по вере представлена Павлом в посланиях Галатам и Римлянам. Но он также неоднократно говорит о "делах закона". Этим самым он имеет в виду согласие с Божьей волей, выраженной в Его законе, побуждённое не желанием сердца, а принудительной силой закона.
Об этом Мартин Лютер писал: "Дела, совершённые человеком не по доброй воле, не являются его собственными: это дела принуждающего и ограничивающего закона. И поэтому апостол мог назвать их не нашими делами, а "делами закона", так как то, что мы делаем против нашей воли, не является нашим достижением, а достижением принудительной силы.
Также дела закона не делают кого-либо праведным, хотя человек совершает их. Ибо, до тех пор, пока наша воля принуждаема, мы совершаем их лишь из чувства страха перед наказанием закона. И если бы не принудительный и угрожающий закон, наша воля предпочла бы лучше поступать по-другому".1
Человек, описанный в этой цитате, действительно делает то, что правильно, как и старший брат в притче. Он послушен Божьему закону. Его поведение может быть безупречным, точно так же, как водитель автомобиля неохотно придерживается ограничения скорости. Мотивом их послушания является эгоизм. Они послушны лишь для. того, чтобы избежать наказания или получить награду. По словам Павла, они совершают "дела закона".
Даже уважаемый адвентист седьмого дня может совершать "дела закона", то есть быть послушным Божьей воле, выраженной в Его законе, без искреннего желания и с неохотой. Несколько лет тому назад, выходя из одной нашей церкви, мой друг признался мне: "Если бы я не знал, что седьмой день - это Суббота Божья, я бы точно не соблюдал его, потому что на самом деле этот день мне не нравится". Мой друг был узником закона. Он ещё не познал, что Иисус и Его Отец являются его друзьями, и ещё не научился радоваться общению с Ними через Духа в Их особый день. Он жил, как настоящий адвентист, но не имел радости общения с Богом.
Послушания недостаточно
Само по себе послушание не делает нас пригодными для общения с Богом и непадшими ангелами. Совершающий "дела закона", как старший брат, является лишь законником. Никакие дела, даже если они будут совершенными, недостаточны для спасения. Необходимо нечто большее. Единственная надежда грешника на спасение заключена в праведности Христа. Это, в свою очередь, является следствием единодушного общения и согласия с Богом. Такое общение с Богом начинается с подчинения нашего сердца и разума Богу.
Дух Пророчества говорит нам: "Когда мы подчиняем самих себя Христу, наше сердце соединяется с Его сердцем, наша воля сливается с Его волей, наш разум становится одним целым с Его разумом, наши мысли подчиняются Ему; мы живём Его жизнью. Это то, что означает быть облечённым в одежды Его праведности".2 Это означает сердечное общение, через которое Христос становится нашей праведностью.
Иуда, предатель Иисуса, был учеником, заслуживающим доверия. Другие ученики ничуть не сомневались в его искренности. Они считали его одним из самых лучших. Даже на последней вечере, после того, как Иисус указал на него, как Своего предателя, подав ему хлеб (см. Ин. 13:21-30), никто не подозревал его в двуличности.
Симон из Вифании (см. Лк. 7:36-48), другой последователь Христа, был одним из нескольких фарисеев, открыто присоединившихся к Иисусу. Иисус был его другом; Он исцелил его от проказы, и Симон надеялся, что Иисус должен быть давно ожидаемым Мессией. Но он всё же не узнал Его как своего Спасителя. Хотя он был другом Иисуса и Его последователем, он не родился свыше; его грехи не были прощены, и принципы его жизни не изменились. Он всё ещё был грешником, находящимся вне преобразующего общения со Святым Духом, Иисусом и Его Отцом. Хотя он был другом и последователем Иисуса, он не был членом Его семьи, причастным к Его природе и праведности.
Старший брат из притчи, Иуда и Симон из Вифании были формалистами. Они были похожи на пшеницу, но всё же оказались плевелами среди пшеницы. Внешне они выглядели, как последователи Христа, но им не хватало обращения и новой жизни. Формалист часто кажется людям и даже христианам лучше обращённого человека. Симон в глазах большинства гостей на пире казался лучше Марии. Старший брат казался лучше вернувшегося блудного сына. Таким же образом, можно быть уважаемым адвентистом седьмого дня и не быть дитём Божьим.
Истинное христианство
Елена Уайт говорила, что на Миннеаполисской конференции в 1888 году даже многие служители были необращёнными. Они все проявляли верность стройной системе доктринальных истин. Это была приверженность вести. Их христианство было скорее интеллектуальным согласием с красивой, логически безупречной системой абстрактных истин, чем доверием своих жизней Богу. Ибо спасение является крайне тесным общением с Иисусом, как отношения супругов в браке.
Отвергнувшие весть праведности по вере в Миннеаполисе были честными людьми, и многие из них посвятили свои жизни провозглашению библейских истин, которые они признавали без всяких оговорок. Но истинное христианство - это не только весть. Это Иисус. Многие на Миннеаполисской конференции не знали Его, хотя с пылом провозглашали Его закон. И поэтому их проповедь была в основном сосредоточена на законе. Они также не распознали Его Духа, когда Он пытался обратиться к ним во время Миннеаполисскои конференции.
Без сомнения, существует опасность в том, что акцент в нашей Церкви часто смещается более к принятию библейских доктрин и адвентистскому образу жизни, нежели к рождению свыше. В эту ловушку очень легко попасть так как формальное принятие доктрин и церковных стандартов легче можно увидеть и измерить. В то же время, рождение свыше часто видимо лишь Богом. Для людей же совершенным, хотя для Бога он всё ещё отчужден от благодати и мертв в преступлениях и грехах.
Правильные доктрины и образ жизни важны. Но ничто из этого (даже вместе) до конца не определяет, является ли религиозный человек живым христианином или нет. Сущность истинного христианства - далеко не внешнее поведение. Здесь имеют значение мотивы и отношения человека.
Многие из делегатов Миннеаполисскои конференции в 1888 году были приверженцами адвентистской системы вероучения. Но они не знали Бога. Они выглядели, как духовные адвентисты седьмого дня, но они не познали Иисуса как своего Спасителя.
Страшно осознавать возможность быть другом Иисуса, как Иуда и Симон из Вифании, быть рядом с Иисусом и среди Его последователей и всё же оказаться не приготовленным для того, чтобы жить с Ним в вечности в Его Царстве. Таким было состояние многих служителей на Миннеаполисской Конференции.


Глава 14
1888 год бросает нам вызов
Взаимоотношения
Может быть, нам спустя 100 лет после 1888 года легко обвинять наших духовных предшественников за их неспособность радостно принять оживляющую весть о Христе и Его праведности, представленную на Миннеаполисской конференции Ваггонером и Джоунсом. Противники вести, возражая, говорили, что Ваггонер и Джоунс не представляли ничего нового. Формально они были правы, утверждая, что адвентисты уже были знакомы с этим и знали весть о праведности Христа через Его благодать. Многие также проповедовали эти спасительные истины другим.
Теоретически с самого начала Церковь адвентистов седьмого дня принимала и верила в спасение по благодати через веру в Иисуса Христа. Как протестанты адвентисты 1888 года готовы были подписаться под этой основной истиной спасения не в меньшей степени, чем мы сегодня. Мы, также, как и они, полностью принимаем её, по крайней мере, в теории.
Трудность заключается не в том, чтобы интеллектуально понять праведность по вере. Эта истина, можно сказать, является аксиомой среди всех адвентистов. Скорее; трудность состоит в том, чтобы сохранить эту истину живой в повседневной христианской жизни. А. В. Спалдинг в своей книге "Возникновение и история адвентистов седьмого дня" метко подметил: "Об этом легко говорить, но не так просто сохранить в жизни.1
Подобно Симону из Вифании все присутствовавшие на Миннеаполисской конференции смотрели на Иисуса, как на своего Друга. Подобно Симону они радовались, находясь в окружении Его последователей. Но такая поверхностная дружба с Иисусом не ведёт к спасению. Также к ведёт и время, проведенное рядом с Ним. Симон имел и то, и другое, но ничто из этого не гарантировало ему праведность Христа и дар спасения.
Слово "взаимоотношения" часто можно услышать в современных разговорах. Оно также используется в религиозной сфере, подразумевая спасающую связь с Богом. Но сами взаимоотношения - ещё не всё. Личность, организация или что-нибудь в этом роде также поддерживают взаимоотношения с кем-либо или с чем-либо. Начиная с 1920-х годов США поддерживали взаимоотношения с СССР, хорошие или плохие. Подобным образом все трое прохожих, встретившие несчастного, ограбленного и избитого по дороге в Иерихон (см. Лк. 10:25-37), имели взаимоотношения с ним. Поэтому слова "взаимоотношения" недостаточно для спасающей связи с Богом.
Сами по себе взаимоотношения с Богом не являются гарантией спасения. Сам сатана поддерживает взаимоотношения с Богом. Но спасение возможно только при "дружеских взаимоотношениях" с Богом. Только дружеское отношение самарянина к избитому путнику спасло его от смерти.
Общение - быть вместе. Это не обязательно означает одинаковые интересы и переживания, сходство в характере или товарищеские отношения. В притче старший брат хотя и оставался дома, выполняя всё, что от него хотел отец, всё же ему недоставало заинтересованности в делах отца и его младшем брате. Он не разделял цели отца, его вкуса, надежды, намерений и стремлений. По сути дела, старший брат не имел ничего общего со своим отцом. Хотя оба она жили под одной крышей, взаимоотношения не доставляли им никакой радости.
С тех пор, как младший брат оставил дом, отправившись в далёкие страны в поисках призрачного счастья, отец неустанно молился, чтобы тот мог прийти в себя и решить вернуться домой (см. Лк. 15:17). Итак, общение подразумевает единодушие, а не просто пребывание вместе.
Мария, сестра Марфы и Лазаря, на празднике в Вифании имела с Иисусом взаимоотношения несколько иные, чем Симон. Для Симона Иисус был уважаемым другом, пребывание с которым доставляло ему удовольствие. Для Марии же Иисус был больше, чем другом. Для неё Он был смиренным и страдающим Мессией, предсказанным пророками, Который пришёл „не для того, чтобы избавить ее народ от римского ига, но чтобы освободить каждую душу от рабства греха. Именно это совершил для неё Иисус, когда она признала Его как своего личного Спасителя.
Иисус восстановил разорванные взаимоотношения Марии с её Небесным Отцом. Он возродил её к близким, исполненным любви, отношениям с Ним и научил её радоваться и беречь общение с Ним. Для Марии был прекрасен весь Иисус - Путь, Истина и Жизнь. Он был средоточием её любви, посвящения и привязанности. Она знала, что Он простил её грехи и сделал её новым человеком и членом Своей небесной семьи.
В отличие от законника, Мария не ожидала никаких небесных наград за свой поступок. Она вылила драгоценное миро на ноги Иисуса безо всякой эгоистичной мысли о награде, но только из любви к Нему за всё совершённое Им для Неё. Она просто последовала побуждению Святого Духа.2 Её поступок был выражением её абсолютной любви и посвящения Иисусу и Его небесной семье.
Такое общение может приносить радость как самому образованному, так и самому скромному святому. Когда ребёнок рождается и живёт, он не в состоянии объяснить процесс рождения и своей жизни. Так и "наука спасения не может быть объяснена, но её можно познать на опыте".3 Христианин может наслаждаться близкими дружескими отношениями с Иисусом, не будучи в состоянии понять и описать в подробностях, каким образом это происходит. Просто он родился для Царства Божьего, не осознавая полностью самого процесса рождения.
Истина о рождении свыше привела в смущение глубокомыслящего Никодима, когда тот впервые услышал об этом. Но позже он пережил его на своём опыте. Подлинный личный опыт с Богом идёт дальше умственного согласия. Это трепетное общение с Иисусом, когда Он находится на первом месте. Такие отношения с Богом не ограничатся лишь мыслями и чувствами. Это непременно отобразится в жизни и проявится в добровольном исполнении Божьей воли. Такая дружба с Иисусом здесь, на земле, приготовит нас для вечности с Ним, в Его Царстве (см. Ис. 1:19).
Однажды мой сосед рассказал мне свой опыт времён второй мировой войны, произошедший в Европе. Будучи адвентистом седьмого дня, в возрасте около двадцати, он был солдатом в десантных войсках, переброшенных из северной Африки в Салерно для взятия этой крепости Европы. По-видимому, лишь он один во всём подразделении исповедовал христианство. В отличие от него, остальные солдаты, юные и неженатые, готовые умереть в любой момент, проводили свободное время в кутежах. Я спросил у него, что же помогло ему остаться верным своим христианским принципам в столь неблагоприятных обстоятельствах. Он тут же просто ответил: "У меня есть девушка в Канзасе. Мысли о ней помогли остаться мне верным христианским идеалам".
Хотя и отделённый от своей возлюбленной тысячами километров, в своей душе он поддерживал с ней отношения. Такое единство со своей возлюбленной из Канзаса влияло на него больше, чем общение с беззаботной компанией. Его единодушие с чистой девушкой помогло ему держаться своих христианских принципов в течение лет, когда он был солдатом в Европе.
Опыт этого юного солдата является примером тех взаимоотношений, которым вы и я можем радоваться вместе с Иисусом уже сегодня. Это близкие и наполненные любовью отношения. У человека, имеющего такие отношения с Богом, в жизни исполнились слова Иисуса: "Царствие Божие внутри вас есть" (Лк. 17:21).
Общение с Богом основано на вере, на полном доверии к Нему. Такое доверие ведёт к полному посвящению сердца подобно тому, как любящие жена и муж, взаимно доверяют себя друг другу. Такое посвящение приносит им обоим удовольствие и радость.
Когда мы как духовно живые члены Церкви адвентистов седьмого дня будем радоваться этому сладостному, несущему мир, общению с Иисусом или, по крайней мере, искать его, тогда опыт праведности по вере становится нашим. Только тогда вы и я в действительности приняли, а не отвергли весть 1888 года.
Такие взаимоотношения с Богом преобразят нас. Большинству молодых людей нравится пища, приготовленная их матерями. Женившись, они могут обнаружить, что пища в их новом доме зачастую совершенно отличается от того, что готовила их мама. Но их особенно не беспокоят новые блюда. Они любят своих жён и желают угодить им и поэтому покорно съедают всё приготовленное ими. Таким образом, они постепенно входят во вкус. То, что они ели почти с отвращением, начинает им ужасно нравиться, их вкусы изменились. Такая перемена оказалась возможной лишь благодаря их истинной любви к своим жёнам и желанию сделать им приятное. Таким же образом мы, христиане, любя Иисуса и Его Отца, также будем преображены влиянием Святого Духа. То, что в Божьем Законе казалось нам раньше неприятным, мы начнём любить и наслаждаться этим, изменённые Божественной любовью (см. Рим. 12: 2; 2 Кор. 3:18).
"Если мы позволим, Он настолько сольётся с нашими мыслями и целями, настолько приведёт наше сердце и ум в согласие со Своей волей, что, повинуясь Ему, мы будем исполнять ни что иное, как свои желания. Очищенная и освящённая, наша воля будет радостно участвовать в служении Христу".4
Дружба с Иисусом
Многие из делегатов Миннеаполисской конференции лишились такого общения с Богом. Хотя они были служителями, но всё же не знали Его как Друга. Это должно послужить предостережением всем нам, но особенно каждому служителю Его Церкви.
В притче Иисуса о десяти девах половина ожидающих жениха духовно уснули. Возможно, это же случилось в Миннеаполисе. Возможно, что даже Божьи служители Церкви остатка могут духовно уснуть. Но Бог желает и, без сомнения, может нам помочь остаться духовно бодрствующими! И только так мы будем избавлены от соучастия вместе с древними Иудеями и нашими духовными предшественниками 1888 года в распятии Иисуса. Ведь именно это совершили наши духовные праотцы в Миннеаполисе в 1888 году. Они даже не осознавали, что делали. Они были уведены в сторону своим несогласием в незначительных вопросах.
Два года спустя после конференции Елена Уайт оплакивала низкий духовный уровень Церкви. Но она сказала: "Неисправимыми являются не рядовые члены Церкви; вина лежит не столько на них, сколько на их учителях. Их служители не питают их".5 Основная вина в отвержении вести 1888 года лежит в основном не на народе, но на служителях.
Это шокирующее открытие должно быть серьёзно рассмотрено каждым, кто сегодня в нашей Церкви занимает положение служителя, учителя или руководителя в любом качестве. В связи с этим стоит отметить, что весть к Лаодикии в первую очередь и в основном обращена к "ангелу Лаодикийской церкви" (Отк. 7:14). Ангелы являются звездами "семи церквей" (Отк. 1:20); "Божьи служители символически представлены семью звёздами. Звёзды неба находятся под управлением Божьим. Он даёт им свет. Он ведёт и руководит их движением. Если бы не Он, они стали бы падшими звёздами. Так и с Его служителями".6
Для того, чтобы вести народ Божий согласно Его плану, лидеры должны постоянно пребывать под водительством Божьим через Его Святого Духа. В противном случае они станут падшими звёздами, как это и произошло с некоторыми адвентистскими руководителями в 1888 году.
Можно прекрасно знать учение Библии и всё же не обладать спасающим познанием Бога. Иудейские священники во времена рождения Иисуса знали, что Мессия должен был родиться в Вифлееме, но они не знали Бога и Его Духа. Священник в храме, держащий Иисуса на руках в момент Его посвящения, не знал, что обещанный Мессия родился. Но пастухи, гораздо меньше знакомые со Священными Писаниями, были знакомы с Богом и поэтому узнали о рождении Иисуса от ангелов. То же было и с волхвами с их ограниченным знанием Священных Писаний. А Симеон и Анна узнали об этом от Святого Духа в тот самый день, когда посвящали Иисуса. В соответствии с Божьим планом, они открыли Ему свой разум и пригласили Духа пребывать в храме своей души.7
Елена Уайт неоднократно призывала руководителей и делегатов на Миннеаполисской сессии обратиться - открыть свои сердца Святому Духу. Только просвещённые Им, мы можем правильно и с пользой постичь учение Слова Божьего. Ведь именно через пребывание Святого Духа человек является и остаётся дитём Божьим (см. Рим. 8-9).
Осознавая, что не всё идеально в нашем народе даже сегодня, Нил Вильсон, президент Генеральной Конференции, в своей субботней проповеди на сессии в Сингапуре 7 ноября 1987 года говорил об "истинном покаянии". Он указал на то, что за истинным возрождением неизбежно последуют преобразования. Он бросил вызов руководителям Дальневосточного Дивизиона, задав им прямой вопрос: "Как Церковь может надеяться на перемены, если не меняется её руководство?"
Всем нам как Церкви необходимо внять призыву Елены Уайт, сделанному на сессии Генеральной Конференции в 1901 году: "Пришло время, когда этот народ должен родиться заново. Тем, кто никогда не был рождён свыше и забыл об очищении своих прежних грехов... стоит обратиться".8
Сегодня Бог желает, чтобы каждый из нас, мужчины, женщины, молодёжь и дети, избрал рождаться вновь каждый день, чтобы Дух постоянно пребывал в нас.
Сессия Генеральной Конференции 1888 года и её последствия являются настоятельным призывом к каждому члену Церкви адвентистов седьмого дня. Каждый из нас лично должен стремиться познакомиться с учением Библии под водительством Святого Духа и отозваться на призыв апостола Павла: "Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследуйте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в рас?" (2 Кор. 13:5).
Наслаждаюсь ли я каждый день отношениями с Богом, читая Его Слово под просвещающим водительством Святого Духа и общаясь с Ним в молитве, произносимой во имя Иисуса? Или же другие интересы лишают меня личных отношений с Богом? Только когда мы будем иметь такие отношения, как у молодого солдата с его девушкой из Канзаса, только тогда мы избежим той слепоты, ведущей к ужасному греху, как это было с нашими духовными предшественниками в далёком 1888 году.


ССЫЛКИ
Глава l
1. See E. G. While, Testimonies for the Church (Mountan View, California, Pacific Press Publi
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Глава 2
1. Seventh-day Adventst Encyclopedia, rev. c. (1976), pp. 707,1563, 1564.
2. Note specially p. 399.
3. R. W. Schwarz. Light Bearers to the Remnant (Mountain View, California.: Pacific Press Publishing Association, 1979), pp. 185-187.
4. Quoted by
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Глава 3
1. E. J. Waggoner, Christ and His Rignteousness (Oakland. Pacifc Press Publishing Association, 1890 [facsimile reproduction, Nashvile: Southern Publishing Association, 1972]), pp. 5.6.
2. ibid, p.45
3. ibid, p.45, 46.
4. ibid., p.71.
5. ibid, p.66.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
Глава 4
1. E. G. White manuscript 5,1889.
2. ibid., in Olson, p.53.
3. White, Testimonies. vol. 2, p. 593.
4. ibid, vol. 5, pp. 46, 165.
5. White, Selected Messages, boot 1, p. 351.
6. ibid, p. 353.
7. White. RH. May 20, 1884.
8. Olson, Thirteen Crisis Yea
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Глава 5
1. R. W. Schwarz, Light Bearers to (fie Remnant (Mountain View. California.: Pacific Press Publishing Association. 1979). pp. 187, 188.
2. Spalding, vol. 2, p. 292.
3. L. E. Froom, Movement of Destiny, p. 246.
4. ibid, pp. 246, 247.
5. See her talk in Olson, pp. 263, 266.
6. ibid., pp. 284, 286, 290.
7. ibid., pp. 300, 301.
8. ibid, pp. 302, 303.
9. ibid.
10. ibid., p. 303.
11. ibid, pp. 310, 311.
12. Quoted in Olson, p.43.
Глава 6
1. Written June 13,1893: quoted In Olson. Thirteen Crisis Years, p.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· 51a. 1895. in Olson, p. 44.
16. See White, Tesinronies to Ministers, pp. 96,97.
17. White, letter 179, 1902.
18. White, letter 14, 1889.
19. ibid.
Глава 7
1. White, letter 7. 1888.
2. White, letter 96, 1896
3. Durand. Youra in me Hessed Hope, pp. 231-236.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
Глава 8
1. White, manuscript 9, 1888.
2. White, RH. Mar. 5, 1889.
3. ibid, Jul. 23, 1889.
4.ibid, Augl. l3, 1889.
5. ibid, Sep. 23, 1889.
6. S. H. Lane, RH, Sep.10.l889.
7. White, RH, Aug. 13. 1989.
8. White. RH, Mar. 18, 1890.
9. White, manuscript 10, 188
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
Глава 9
1. Durand. Yours in the Blessed Hope, pp. 260, 263.
2.White, letter 24,H 92.
3. White, RH, Jul. 26. 1892.
4. The SDA Bible Commentary. Ellen White Comments, vol. 7. p. 961.
5. White, letter 100, 1896.
8. White. Testimonies to Minders, pp. 393-396.

·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Глава 10
1. In Arthur L White, Ellen G. White The Laler Elmshaven Years, p. 450.
2. A. G. Daniels to E. G. White. Dec. 24. 1903.
3. White, leter 255. 1904.
4. Daniels. Christ Our Righteousness, p. 6.
5. ibid, p. 47.
6. ibid, pp. 50,51
7. ibid, p. 23.
8. ibid., p. 26.
9. ibid, p. 88.
10. ibid, p. 69.
11. ibid, p. 47.
12. Froom. Movement ot Destiny, pp. 404, 405.
Глава 11
1. White. Patriarchs and Prophets, p. 316.
2. White, The Desire or Ages, pp. 618, 619.
3. White. The Great Conlrwersy. p. 28.
4. White. RH,
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
Глава 12
1. Daniel Galeman, in Elaine Giddings. "The Other Truth", Adventist Review, Mar. 13. 1986.
2. SDA Church manual (1986). p. 162.
3. White, Patriarchs and Prophets, p. 309.
4. White. Christ's Object Lessons, p. 316.
5. White. Testimonies, vol. 2, pp. 510, 511.
Глава l3
1. "Semnon on Gaitians 3:23-29". Semnons Martin Luther, vol 6, pp.
966, 969.
2. White, Christ's Object Lessons, p. 312.
Глава 14
1. Spalding, Origin and History, vol. 2, p. 281.
2. White, The Desire of Ages. p. 560.
3. ibid, p. 495.
4.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·

Приложенные файлы

  • doc 34288962
    Размер файла: 345 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий